Глава 31. Эволюционная теория перед лицом кризиса

До сих пор мы обсуждали некоторые движения и представления, которые удаляют Христа из виду. Спиритизм, теософия,

«Новый век» и харизматические движения, католическая традиция, искаженные Библии, ложные понятия о смерти, учение об аде, воскресный день — все это способы скрыть Христа из поля зрения.

Когда история подошла к своему концу, сатана добавил новое мощное орудие — эволюцию. Посредством нее он удаляет людей от Творца, заявляя, что их появление-дело случайное и результат естественного отбора. Если люди — плод эволюционного развития, то они не являются более творением Христа, им не нужно празднование субботы и даже спасение. Грехопадения не было, и человечество претерпевает процесс развития по восходящей.

Вначале сатана сказал Еве: «Нет, не умрете» (Быт. 3:4). Но в последнее время он заявляет: «Вы, конечно, не пали». Поэтому тот факт, что Христос является Творцом и Искупителем, выбрасывается на груду мусора.
Миссия адвентистов седьмого дня

Адвентисты седьмого дня — это народ последнего времени, вызванный Богом в качестве Его Церкви. Через них Бог возвращает Христа и истины о Нем на надлежащее для них место. Адвентисты преподнесли в более ясном свете вниманию мира истины о Голгофе, небесном посредничестве, роли Священного Писания, важности субботы, великой борьбе, смерти и аде и о том факте, что Иисус Христос является Творцом вселенной.

Фактически трехангельская весть приглашает людей «поклониться Сотворившему небо, и землю, и море, и источники вод»(Откр. 14:7). Христос является Творцом. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:3). «Ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано» (Кол. 1:16). Ибо Отец «в последние дни сии говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил» (Евр. 1:2).

Отчасти миссия адвентистов седьмого дня заключается в том, чтобы призвать людей поклониться своему Творцу. Ведь в последнее время люди «поклонились дракону [сатане, Откр. 12:9], который дал власть зверю, и поклонились зверю» (Откр. 13:3, 4). В конце времени все люди кому-нибудь поклонятся. Будет ли это Христос — Творец или сатана — родоначальник эволюционной теории? Поскольку события этого последнего времени очень важны, мы взглянем на теорию эволюции. Но она сама встала перед лицом кризиса. Нам нужно знать об этом, когда мы делимся истиной с поколением последнего времени, которое некритически воспринимает эволюцию как фундаментальное знание. Людям нужно видеть Христа как истинного Творца, каковым Он и является.
Огромное влияние эволюции

Возможно, эволюция является самым влиятельным мировоззрением, когда-либо воздействовавшим на человеческую расу. Она проникла почти во все современные отрасли знаний. Дарвин считал, что «его теории неизбежно приведут к полному изменению проблем и возможностей некоторых наук, включая психологию, палеонтологию и сравнительную анатомию» (1). Эволюционная теория радикально изменила биологию, а позднее сформировала много других научных дисциплин.

Книга «Происхождение видов», опубликованная в 1859 году, «оказала огромное влияние не только на науки, которые строились на эволюционных предположениях, но и на гуманитарные науки, теологию и управление» (2). Как заметил Эрнст Майер, книга Дарвина «вызвала основательную переориентацию в изучении поведения» (3). Влияние Дарвина было настолько велико, что вместе с ним произошло новое изменение парадигмы. Эрнст Майер, профессор зоологии Гарвардского университета, так говорит о теории Дарвина: «Она была одной из самых непривычных и самых смелых новых представлений в истории идей» (4). Неудивительно, что многие ученые называют Дарвина Ньютоном в биологии.

Альфред Р. Уэллас (5) и Чарльз Дарвин независимо друг от друга решили, что механизмом эволюции является естественный отбор. Они оба изучали теологию, прежде чем увлечься эволюционными изысканиями, и Дарвин, занимаясь эволюционной теорией, ушел в агностицизм и атеизм. Он потерял веру в 1836-1839 годах примерно за двадцать лет до опубликования книги «Происхождение видов» (6). Одной из главных причин того, что Дарвин принял естественный отбор как механизм своей теории, является потеря веры (7). В свою очередь, эволюционная теория побудила потерять веру многих других. Мартин Лингс утверждает, что «во многих случаях потеря религиозной веры объяснялась больше теорией эволюции… нежели чем-либо еще» (8).

Эволюция сформировала также социальную теорию. Некоторые применили теорию «выживания сильнейших» для уничтожения шести миллионов евреев в холокосте при господстве гитлеровского Третьего Рейха. И она продолжает влиять на общество. В выпуске «Тайм» 15 августа 1994 года Роберт Райт написал большую статью под заголовком «Наши обманывающие сердца». Он поощряет мужскую распущенность как продукт эволюции. «В соответствии с эволюционной психологией для мужчин и женщин иногда при определенных обстоятельствах „естественно" совершать прелюбодеяние». Райт заявляет, что «как было изучено, почти 1 000 из 1 154 человеческих обществ в прошлом или настоящем… позволяли мужчине иметь не только одну жену». Более того, та же статья утверждает, что «у мужчины есть эволюционное преимущество сеять свое семя повсюду». Райт делает вывод, что «пожизненная преданность одной жене неестественна, а современное окружение делает ее тяжелее, чем когда-либо» (9). Поскольку бытует мнение, что люди — только животные, неудивительно, что существует так много нравственной распущенности в мире, который считает ненужными как жизнь, так и брак.

Как верно замечает Генри Моррис, «Это зловещее учение о том, что человек — просто развившееся животное, нанесло невыразимый вред особенно в прошлом столетии. Та или другая группа энергично внедряли расизм, экономический империализм, комму-низм, нацизм, сексуальную распущенность и извращения, агрессивный милитаризм, детоубийство, геноцид и все формы зла на том основании, что, поскольку они основывались на эволюции, их действия „научны", и поэтому в конце концов будет доказана их целесообразность. Подумать только, даже каннибализм начинает приобретать благосклонное отношение некоторых эволюционистов» (10). Не задумываясь о таких последствиях, Дарвин даже сказал, что эволюционная теория облагораживает!» (11)
Влияние на христианство

Поразительно, что эволюция посягнула даже на христианскую теологию, ставя под вопрос историчность записи о Творении в Книге Бытие. Поль К. Джуетт замечает, что «немногие, исповедующие христианскую доктрину Творения, будут считать, что мир сотворен за неделю шесть-десять тысяч лет тому назад. Находки естественных наук указывают на совершенно другие по продолжительности периоды времени» (12). Научное мировоззрение приспособило к науке толкование Книги Бытие (13). Некоторые теологи-евангеликалы считают, что смерть существовала в человеческой расе до грехопадения (14), а это подрывает библейскую концепцию смерти как возмездия за грех и, в конечном итоге, необходимость в искуплении.

Если мы считаем, что смерть — это неотъемлемая часть естественного порядка вещей, то смерть не может быть результатом человеческого греха. Карл Барт, один из самых влиятельных теологов, заявляет, что смерть является частью ограниченного бытия. Бог не имеет ни начала, ни конца, у людей же есть и то, и другое. Следовательно, смерть — аспект бытия человеческого (15).

Теистическая эволюция — это попытка придать вес эволюционной теории, держась в то же время мнения, что Бог как Творец начал процесс эволюции. Некоторые ее защитники даже полагают, что затем Бог контролировал этот процесс. Есть современные теологи, которые «отрицают любой первоначальный акт Творения и приравнивают Творение к всеобщей, продолжающейся деятельности, которую традиционная теология назвала „сохранением" или „провидением"» (16). Называя эту деятельность «продолжающимся творением», богословы теологии развития, оказавшись под влиянием Альфреда Уайтхеда, поддержали ее (17), что явствует из теологии Джона Маккуори (18). Теистические эволюционисты считают повествование о Творении в Книге Бытие мифом, сказанием или поэзией, в которой заслуживает внимания только тот факт, что Бог творил посредством естественных процессов. Многие считают, что существуют другие описания Творения в восточной Месопотамии, такие как Энума Элиш, оказавшиеся под влиянием описания Творения, помещенного в Книге Бытие. Все это ставит под сомнение авторитет библейского повествования о Творении и исключает его, чтобы дать место эволюционной теории для объяснения якобы механизма творения посредством случайной генетической мутации и естественного отбора.

Основная проблема теистической эволюции (Бог использует эволюцию как средство Творения) заключается в том, что она не придает значения миропониманию эволюции. Дарвин не верил в чудеса, он не верил также во вмешательство Божье ни в начале, ни когда-либо еще в эволюционном процессе. Его мировоззрение представляло собой замкнутую систему, которая удалила Бога из естественных законов причины и следствия. Его теория делает акцент на представлении о том, что природа без Бога, предоставленная сама себе, достигла эволюционного развития.

Ясно, что всякий, принимающий библейский креационизм, верит в сверхъестественное действие Бога при Творении. Теистическая эволюция — это логическая несуразица. Получается, что Бог начал процесс, но не участвовал в нем. За термином «теистическая эволюция» лежат две противоположные философские точки зрения, а следовательно, противоположные парадигмы: вера в сверхъестественное и натурализм. Соединение их двух не объясняет ничего, потому что одно исключает другое. Только при помощи логики теистическая эволюция не в состоянии объяснить происхождение человеческих существ. Слияние противоположностей не создает гармонии. Палеонтолог-иезуит Пьер Тейяр де Шарден поддерживал теистическую эволюцию (19). Августин (20) и Фома Аквинский (21) верили в развивающееся творение (22).

А как насчет католической теологии? Второй Ватиканский собор выступил по поводу связи между Священным Писанием и наукой и заявил о «правомерной независимости науки» (23) и о «за-конной автономии человеческой культуры и особенно наук» (24). Это согласуется с делением между Священным Писанием и традицией, которое делает католическая церковь. В Документе относительно Откровения «священная традиция» признается выше «священного откровения» (25). Точно так же ожидается, что в области эволюции наука возьмет верх над Священным Писанием. Недавно опубликованный «Катехизис Католической церкви» дает следующий комментарий: «Вопрос о происхождении мира и человека был объектом многих научных исследований, которые великолепно обогатили наше знание века и космических измерений, развития форм жизни и появления человека». Затем катехизис благодарит «за понимание и мудрость, которые Бог дает ученым и исследователям» (26). Так католическая теология смешивает два мировоззрения.

Эволюция эволюции

Дарвин стал эволюционистом в марте 1837 года или, с большей вероятностью, в июле 1837 года (27). Хотя Дарвиновская эволюция началось с Происхождения видов, разные формы эволюции уходят в прошлое от Хьюма к классическим философам, таким как Демокрит, Эпикур, Аристотель и Ионийские натурфилософы, например, Эмпедокл (28). Как показывает Айзек Азимов в своем труде «Новый путеводитель науки», «начиная от Аристотеля, многие люди строили предположения о развитии организмов из одного в другой» (29). Все же эволюция в виде трансмутации видов берет свое начало только в век Просвещения (30) в 18-м столетии, как показали Питер Дж. Боулер (31), Лорен Эйсли (32) и Джон К. Грин (33).

Нам следует помнить, что эволюционная теория претерпевала свою эволюцию. Она развилась из классического дарвинизма (1858-1890 гг. ) в современный синтез (34), называемый также неодарвинизмом (1915-1930 гг. ) (35), в постдарвинизм (36), поставленный под сомнение ДНК и молекулярной биологией (1950-е годы), в современные взгляды «прерывистого равновесия» и «оснащенной таксономики» (1980 г. и далее) (37). Классический период сосредоточивал внимание на естественном отборе как на единственном механизме для эволюции, пока менделеевская генетика не внедрилась в естественный отбор, чтобы сформировать неодарвинизм, называемый также современным синтезом. Открытие ДНК в молекулярной биологии, сделанное в 1950-х годах Уатсоном и Криком, привело к новому пересмотру эволюционной теории.

В течение первых двух периодов большинство ученых рассматривало постепенность микроэволюционных изменений, свершающихся на протяжении достаточно продолжительного периода времени, как способ, которым совершалась эволюция. Но не так обстоит дело сегодня. Прерывистое равновесие (Стивен Джей Го-улд, Найлз Элдридж) полагает, что новые виды появлялись внезапно, как свидетельствует об этом летопись окаменелостей. Ученые историки и философы правильно назвали этот новый акцент основным изменением парадигмы в эволюционной теории (38), потому что отчасти он отвергает естественный отбор как единственный механизм изменения, и постепенность как временные рамки для изменения. Современная форма таксономики, названная оснащенной (Симпсон, Кокс, Холстед, Хенниг, Гринвуд, Форей, Гардинер, Петерсон, Нельсон) (39), находит явный разрыв между основными таксономическими группами, причем, с отсутствием наследственной связи. К поддерживающим постдарвиновскую точку зрения относятся палеонтологи, генетики, иммунологи, эмбриологи и таксономисты.

Хотя эволюция претерпевает собственную эволюцию, она остается эволюцией. Поэтому когда в научной литературе прежние взгляды критикуются более поздними эволюционными взглядами, это не значит, что разные выразители идей оставили эволюционную теорию. Это просто указывает лишь на то, что ученые, примкнувшие к лагерю постдарвинизма, теперь сомневаются в дарвиновской, а также в неодарвиновской эволюции. В этой главе мы рассмотрим некоторые доказательства, бросающие вызов теории эволюции на ее различных этапах. Будем помнить, что мы будем приводить слова различных специалистов, которые поддерживают эволюцию. Как заявляет ученый Питер Дж. Боулер, историк Королевского Университета в Белфасте: «Биологи начали более активную кампанию в защиту теории (Элдридж, 1982; Годфри, 1983; Холстед, 1983; Китчер, 1982; Монтегью, 1982; Ньюэлл, 1982; Руз, 1982;Футума, 1982)» (40).

Недавние публикации, ставящие под сомнение эволюционную теорию

Мы упомянем некоторые из недавних основных публикаций, которые делают вызов эволюционной теории. К ним относятся «Крах эволюции» Скотта Хьюза (41) ; «Эволюция: теория перед лицом кризиса» Майкла Дентона (42) ; «Дарвин под следствием» Филиппа Джонсона (43) ; «Гипотеза Творения: научное доказательство существования разумного Создателя», издание Дж. П. Морилэнда (44); «О пандах и людях: главный вопрос биологического происхождения» Персиваля Дэвиса и Дина Г. Кеньона (45) ; «Падение Дарвина: справочник сомнительных идей дарвинизма» Брайена Лейта (46); оригинальная статья Элвина Плэтинги «Когда сталкиваются вера и разум: эволюция и Библия» в «Христианском научном обозрении»; из более ранних статей Майкла Полиньи «Непреодолимая структура жизни» в издании «Наука» (47) ; и книга У. Р. Берда «Еще раз о происхождении видов: теории эволюции и прерывистого появления» (48). Подобные публикации представляют собой мощную атаку на эволюционную теорию.

Научные критерии

Эволюция претенциозно называет себя наукой, а потому способной подтвердить свою теорию опытным путем. Креационизм же они называют опытно недоказуемым, а потому ненаучным. Однако такое сравнение таит в себе проблемы. Верно, что мы можем продемонстрировать изменения в природе, но наше доказательство ограничивается микроэволюцией и не доказывает макроэволюцию, или переход из одной большой формы жизни в совершенно другую форму. Опытного доказательства просто недостаточно для подтверждения сделанных претензий. Открытия, основанные на микроэволюционных изменениях с экстраполяцией на макроэволюционные изменения, являются просто недоказанной и непроверенной теорией. Сама основа, на которой строится доказательство, ставит ее под сомнение. Человек может принять макроэволюцию только верой. А это то же самое, что принять верой истину о сотворении Богом всего мира. Хотя наука предлагает несколько примеров кажущихся крупных изменений, такие исключения, однако, доказывают наличие правила об отсутствии макроэволюционного изменения (49).

Вера в макроэволюцию или в Сотворение Богом — это только вера. Поскольку это вера, а не опытное доказательство и поскольку она дается, а не является чем-то, что мы можем продемонстрировать в современной лаборатории, происхождение человека либо посредством эволюции, либо посредством Божьего Творения находится за пределами соответствующей научной области. Наука должна ограничиваться тем, что мы можем испытать или продемонстрировать через естественные и воспроизводимые процессы. То, что находится за пределами демонстрируемого, попадает в сферу философии или метафизики. Коллин Петерсон, старший палеонтолог Британского Естественного исторического музея, охарактеризовал эволюцию и креационизм «как научно не подтверждаемые концепции, которые держатся главным образом на основании веры» (50).

Является ли эволюция наукой? Большинство людей автоматически считают ее таковой. Но истинная эмпирическая наука может быть подвергнута испытанию. Эксперимент подтвердит, окажется она истинной или ложной. Можно ли с учетом этих условий назвать эволюционную теорию наукой? Разные ученые предложили разные ответы. Когда-то Карл Поппер, ведущий представитель философии науки, усомнился, является ли эволюция научной, потому что она не может быть фальсифицирована. В 1974 году он писал: «Я пришел к заключению, что дарвинизм не является научной теорией, которую можно подвергнуть испытанию, но метафизической исследовательской программой» (51). Позднее он признал, что некоторые части эволюции могут быть подвергнуты испытанию, и в этих пределах она научна (52). Но многое в эволюционной теории остается за пределами научной объективности, например, происхождение жизни в начале, предполагаемый процесс постепенности, при котором крайне незначительные переходные стадии в течение миллиардов лет совершили восхождение видов от живых молекул до человеческого существа. Предположение о том, что случайная генетическая мутация и естественный отбор без каких-либо свидетельств о наличии переходных форм в летописи окаменелостей образует сложные формы, ставит под вопрос научность теории. К этим вопросам мы еще вернемся. А как насчет библейского креационизма? Научен ли он? Гюнтер С. Стент считает, что «сам термин „научный креационизм" — это соединение двух, логически исключающих друг друга понятий» (53), а судья Уильям Овертон, давая оценку закону в штате Арканзас, который предписывал преподавание креационизма, постановил, что научный креационизм не является подлинной наукой (54). Дж. П. Морилэнд правильно показывает, что утверждения «по самой своей природе естественная наука должна принять методологический натурализм» (в поддержку эволюции) и «теистическая наука является религией, а не наукой» (в противодействие библейскому креационизму) не являются заявлениями науки первого порядка относительно некоторых научных феноменов. «Скорее — это философские заявления второго порядка относительно науки. Это заявления со стороны, которые делаются вне науки и саму науку используют в качестве предмета, на который ссылаются. Следовательно, область философии, особенно философии науки, не являющейся наукой, займет подобающее ей доминирующее место, чтобы оценивать эти заявления. Ученые не являются специалистами в этих вопросах второго порядка, и когда они обсуждают их, то поступают как философы, а не как ученые» (55). Ведущий философ науки Элвин Плэтинга говорит, что «нам необходима теистическая наука» (56).

Теистическая наука занимает такое положение, когда нам не нужно ограничивать научную методологию методологическим натурализмом, как в эволюционной теории. Философ и историк науки Майкл Руз ограничивает пределы науки «нерушимым, естественным порядком» (57).

Почему наука должна ограничивать себя естественной сферой? Хотя эмпирическое доказательство заложено в сути научного исследования, Пауль К. Файербенд говорит о различных проблемах в эмпиризме. Различные мыслители «двигались разными путями и потому достигли разного вида научного познания». В результате, предостерегает он, «единство теории, внушенное призывами ученого к экспериментированию и его враждебностью к „гипотезам", должно рассматриваться с крайней осторожностью» (58).

Итак, существуют различные виды научного познания. Почему бы тогда действие Бога или сверхъестественное не рассматривать как вид научного мышления, при котором Бог является причиной Творения в теистической науке? Ведь, как отмечает Чарльз Б. Такстон, «наука включает много элементов; она включает вопрос о причине происхождения явлений» (59).

Причинная обусловленность как часть науки

Основным положением Дарвина являлась эволюция посредством естественного отбора. Однако такой методологический натурализм не может быть изолирован от причинности. В книге Дарвина «Происхождение видов» нигде ничего не говорится о происхождении жизни из некоего первичного состояния. Само название «Происхождение» — неверный термин. В своей книге Дарвин нигде не говорит о том, как появилось первое начало. Однако его упоминание о происхождении наводит на мысль о том, что он имеет в виду причинную обусловленность. Довольно нехорошо говорить, что естественные законы как бы превосходят причинную обусловленность. Дж. П. Морилэнд хорошо сказал: «Утверждать, что ученые объясняют явления, используя исключительно естественные законы, например, ссылаясь на модель закона как оболочку научного объяснения, значит просто лгать. Ученые объясняют определенные явления, происходящие во вселенной, используя не только естественные законы, но и ссылаясь на теорию большого взрыва как единственное причинное явление» (60).

Если эволюционная теория может говорить о причинности, почему этого не может делать теистическая наука? Генри Моррис был прав, сказав, что предполагалось, будто наука должна быть «рациональной, обусловленной и объединенной» и все же «запрещающей по определению даже возможность существования сверхъестественной Первопричины рациональности, обусловленности и единства вселенной, с которыми имеет дело наука». Далее сказано, что это «предположение совершенно произвольно» (61).

Доктор Абрахам Вульф, один из величайших философов науки, бывший профессор и глава Отдела истории научного метода при Лондонском университете, сказал, что у каждого события есть своя причина. «Это предположение широко известно как постулат, или принцип универсальной причинности». Он показал, что «принцип сохранения материи или энергии потеряет всю свою значимость без идеи причинной непрерывности, согласно которой последовательные события не только следуют, но следуют одно за другим. Фактически, простые законы последовательности понятны только в последнем случае, когда они могут быть показаны как результат прямых или косвенных причинных связей» (62).

Господин Джулиан Хаксли сказал о Дарвине следующее: «Он был одержим естественной историей с раннего детства» (63). Эволюционная точка зрения исторична, ибо согласно ей все живые существа имеют одного общего предка. Я заявляю, что Дарвин, хотя и сосредоточивал внимание на естественном отборе в эволюции, был увлечен историей (наследственной линией), когда писал свою книгу «Происхождение видов». Стивен С. Майер правильно показывает, что «Происхождение видов» Дарвина «не объясняется посредством естественного закона. Общее происхождение объясняется теоретическим допущением гипотезы об исторических событиях, которые могли бы подтвердиться множеством полученных в настоящее время данных… В историческом доказательстве Дарвина о происхождении, как и в общих исторических объяснениях теоретически допущенные прошлые случайные явления (или их модели) выполняют пояснительную работу. Законы этого не делают» (64). Например, «закон „для горения необходим кислород" не объясняет, почему определенное здание в определенном месте и в определенное время сгорело» (65). Причин могло быть множество: поджигатель, недостаточная охрана, испорченная электропроводка, неисправная керосиновая печь, тлеющая сигарета или отсутствие огнетушителей.

Так эволюционная теория сама исходит из предположения причинности, вытекающей из наследственной линии. Не проявляют ли лицемерие эволюционные теоретики, отвергая сверхъестественную причинную обусловленность и в то же время веря в естественную причинность? В пределах естественной сферы причинная обусловленность ограничивает поиск возможного доказательства.

Совмещается ли фактически такое ограничение с научной объективностью, которая стремится быть открытой для всякого доказательства? Разве устранение сверхъестественного не исказит субъективного исходного положения до того, как человек даже рассмотрит факты? Естественная теория предполагает поэтапное происхождение. Сверхъестественная теория предполагает творческий замысел. Как ученый может определить, что гомология (соответствие структур между разными организмами) среди животных является следствием поэтапного происхождения, а не творческого замысла? Может ли быть объективным ученый, если он или она занимаются исследованием, основываясь на предвзятых предположениях? Что произошло бы, если бы ученый в действительности был объективным и рассматривал все возможные варианты — как сверхъестественные, так и естественные? Что поддерживается эмпирическим доказательством: поэтапное происхождение или творческий замысел? К этому вопросу мы еще вернемся.

Происхождение жизни

Происхождение жизни не известно эмпирической науке, хотя эволюционисты предлагают разные идеи. Согласно популярной теории жизнь произошла из первичного состояния, когда молекулярные сложные структуры пересекли водораздел от органической химии к биологии, от неживого состояния к живому. А в 1953 году в Чикагском университете аспирант Стэнли Миллер в лаборатории Гарольда Урея экспериментировал с аминокислотами в смеси с водой, метаном, аммиаком и водородом — веществами, которые, как предполагалось, присутствовали в атмосфере и океане первобытной земли. Он пропустил через эти вещества искровой разряд (66). «Поскольку аминокислоты участвуют в создании протеинов, их называют иногда „строительными блоками жизни". Последующие эксперименты, основанные на модели Миллера — Урея, произвели множество аминокислот и других сложных соединений, участвующих в генетическом процессе, что побудило более оптимистичных ученых сделать вывод, что на первобытной земле в достаточном количестве присутствовали вещества, необходимые для созидания жизни» (67).

В 1980-е годы к экспериментам Миллера — Урея начали относиться с большим скептицизмом. Физики, изучающие атмосферу, теперь сомневаются, что атмосфера первобытной земли содержала значительное количество аммиака, метана или кислорода, достаточное для того, чтобы произошли те реакции, которые фактически получались посредством опытов. Молекулярные биологи обнаружили, что РНК (рибонуклеиновую кислоту), служащую мостом от химических элементов к ДНК, «крайне трудно синтезировать в условиях, которые преобладали при зарождении жизни». Более того, они больше не считают, что РНК может легко самовоспроизводиться, как считали раньше (68). «Возможно, самая обескураживающая критика последовала от химиков, которые испортили первичное состояние, показав, что органические соединения, полученные на первобытной земле, оказались бы подверженными химическим реакциям, делающими их непригодными для конструирования жизни. По всей вероятности, первичное состояние никогда не существовало, а без этого нет основания считать, что получение небольших количеств аминокислот посредством электрического разряда в неплотной атмосфере имело что-либо общее с происхождением жизни» (69).

Следовательно, мы не имеем эмпирических доказательств того, как зародилась жизнь. Наука не смогла опровергнуть библейское повествование о сотворении Богом. Астрофизик Кембриджского университета г-н Фредерик Хоил в своей книге «Эволюция из космоса» (1981) привел такое высказывание: «Вероятность спонтанного зарождения жизни от неживой материи равна отношению единицы к числу с 40 000 нулями после единицы!» Далее он делает вывод: «Этого достаточно, чтобы похоронить Дарвина и всю теорию эволюции» (70).

Невероятно, но некоторые ученые верят, что во вселенной жизнь зарождалась много раз (Докинс, Азимов, Биллингхэм) (71). Они учат этому, хотя не нашли доказательств жизни нигде во вселенной вне земли. Все же Френсис Крик, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1962 году за свою работу о ДНК, утверждает, что жизнь зародилась на какой-то другой планете девять миллиардов лет назад (72). В своем обзоре о «посланной панспермии» Крик считает, что некие инопланетяне упаковали бактерии в один микрон шириной и два микрона длиной, прикрепили их к борту космического корабля и послали их на другие планеты, включая Землю. Такие бактерии можно замораживать живыми, и большинство из них выживет. «При очень низкой температуре, какая существует в космосе, многие из них могут выжить достаточно успешно в течение десяти тысяч лет. Они будут почти невосприимчивы к ударным волнам и другим подобным случайностям» (73).

Человеческое воображение не знает границ! Этим ученым недостает одного — объяснить, как зародилась жизнь на этих предположительно других планетах. Нам не восполнить неспособность науки объяснить зарождение жизни на нашей планете перевозом бактерии на космическом корабле из космоса. Вопрос остается таким же большим, как расстояние до той планеты, откуда прилетела эта бактерия, — как зародилась жизнь там? Более того, у нас нет эмпирического доказательства того, что бактерия может развиться в сложный организм как первая ступень эволюционного восхождения к более сложному. Кроме того, насколько это касается нашей планеты, мы не имеем доказательства существования первичного состояния в самых древних скалах (74). И даже при наличии такого доказательства, делает вывод Клаус Доуз из института биохимии университета Иоганна Гутенберга в Германии: «Очень непохоже, чтобы первичные формы жизни могли развиться спонтанно в первичном состоянии» (75).

(1) Michael Bartholomew, Bemad Nortion, And Robert M. Young, Block VI. Problems in the Biological and Human Sciences, London: The Open University, 1981, p. 17.

(2) W. R. Bird. The Origin of Species Revisited: The Theories of Evolution of Abrupt Appearance, New York: Philosophical Library, vol. 1, p. 1.

(3) Ernst Mayr. "Behavior Programs and Evolutionary Strategies" / American Scientist 62, November-December 1974, 650.

(4) Ernst Mayr. "Darwin and Natural Selection: How Darwin May Have Discovered His Highly Unconventional Theory" / American Scientist 65, May/June 1977, 321.

(5) Натуралист Альфред Уэллас написал работу по естественному отбору и послал ее Чарльзу Дарвину в 1858 году. Она шокировала Дарвина, который работал над своей теорией около 20 лет, и он боялся, что его собственному труду по естественному отбору угрожает опасность потерять пальму первенства, хотя оба человека трудились независимо друг от друга. Чарльз Лаилл, друг Дарвина, договорился с обществом Линнея в Лондоне, что Дарвин и Уэллас — оба представят свою работу в 1858 году.

(6) Henry M. Morris. The Biblical Basis for Modern Science, Grand Rapids: Baker, 1990, p. 111.

(7) Ernst Mayr. "Darwin and Natural Selection", p. 327.

(8) Martin Lins цит. в: Huston Smith. "Evolution and Evolutionism" / Christian Century, July 7-14, 1982, p. 755.

(9) Robert Wright. "Our Cheating Hearts" / Time, Aug. 15, 1994, pp. 44-52.

(10) Morris, p. 403.

(11) Charls Darwin. The Origin of Species, New York: Carlton, p. 373.

(12) Paul K. Jewett. God, Creation and Revelation, Grand Rapids: Eerdmans, 1991, pp. 479, 480.

(13) Вот несколько ученых, которые в разной степени делают эволюционную теорию контекстом для интерпретации повествования Книги Бытие о Творении: Augustus Strong. Systematic Theology, Philadelphia: Juson, 1907, pp. 465, 466; Bernard Ramm. The Christian View of Science and Scripture, Grand Rapids: Eerdmans, 1954, pp. 76-79; Langdon Glikey. Maker of Heaven and Earth, Garden City, N. Y. : Doubleday, 1965; Millard J. Erickson. Christian Theology, Grand Rapids: Baker, 1986, pp. 381, 382; Paul K. Jewett. God, Creation and Revelation, Grand Rapids: Eerdmans, 1991, pp. 478-484.

(14) Marco T. Terreros. "Death Before the Sin of Adam: A Fundamental Concept in Theistic Evolution and Its Implications for Evangelical Theology" / Ph. D. dissertation, Andrews University Theological Seminary, 1994. См. : Andrews University Seminary Studies 32, Nos. 1, 2, Spring-Summer 1994, 114.

(15) Karl Barth. Church Dogmatics, vol. 3, part 2, pp. 51 l-640. Cp. : Barth (1966), vol. 2, part 1, pp. 608-677.

(16) Thomas N. Finger. Christian Theology: An Eschatological Approach, Scottdale, Pa. : Herald, 1989, vol. 2, p. 413.

(17) Alfred Whitehead. Process and Reality, New York: Free, 1929, pp. 25, 26.

(18) John Maquarrie. Principles of Christian Theology, New York: Scribner, 1966.

(19) Pierre Teilhard de Chardin. The Phenomenon of Man, Bernard Wall, trans., New York: Harper, 1959.

(20) Августин, видимо, исходил из представления, что Бог посеял семена в естественном порядке вещей для продолжающегося творения (On the Holy Trinity (3. 8), The Nicene and Post-Nicene Fathers, First Series, Edinburg, Scotland: T&T Clark, 1988, vol. 3, pp. 60, 61).

(21) В своем труде «Сумма теологии» Фома Аквинский, рассмотрев развитие в Троице (Q 27-43), берется за рассмотрение развития творений от Бога (Q 44-49). Он рассматривает оба эти развития в контексте прообраз — исполнение (45. 6). Таким образом, «каждое существо в любой форме бытия произошло от Бога» (44. 1). Такая концепция, видимо, повторяет идею развивающегося творения (Summa Theology, vol. 1, pp. 229-256).

(22) Теистическая эволюция — это Божественное действие, присущее природе, в то время как развивающееся творение делает акцент на трансцендентальной деятельности Бога. См. : Bernard Ramm. The Christian View of Science and Scripture, Grand Rapids Eerdmans, 1971, p. 147.

(23) "The Church Today" / The Documents of Vatican U, p. 234.

(24) Там же, с. 265.

(25) Там же, с. 117.

(26) Catechism of the Catholic Church, p. 74.

(27) Ernst Mayr. "Darwin and Natural Selection: How Darwin May Have Discovered His Highly Unconventional Theory" / American Scientist 65, May/June 1997, 321.

(28) Michael Denton. Evolution: A theory in Crisis, Bethesda, Md. : Adler and Adler, 1986, p. 37.

(29) Isaak Asimov. Asimov’s New Guide to Science, New York: Basic Books, 1972, p. 772.

(30) Murvin L. Lubenow. "Augustine: Evolutionist or Creationist" (an unpublished paper presented to the Evangelical Theological Society, Nov. 17-19, 1994, Chicago).

(31) Боул утверждает, что в действительности Аристотель не был родоначальником эволюции. Естественный отбор, придуманный Дарвином, явился «подлинной научной революцией» (Peter J. Bowler. Evolution:The History of an Idea, Berkeley, Calif. : University of California, 1989, pp. 20, 21).

(32) Эйсли утверждает, что биологи восемнадцатого столетия сделали свой вклад в новое понимание эволюции, такой как прогноз Руффона о законе последовательности, согласно которому животные не вышли из Ноева ковчега (с. 44), а развились в тех местах, где они теперь живут. Еще одна идея включает убеждение деда Дарвина Эразма Дарвина «о передаче по наследству приобретенных качеств» (с. 48). Джин Ламарк держался подобной идеи (с. 49). «Он и Эразм Дарвин делали акцент на стремлении, „борьбе" организма за выживание и адаптацию» (с. 51). «Ламарк, видимо, впервые понял важность концепции влияния использования и неиспользования на индивидуальные органы. Позднее эта концепция была принята Чарльзом Дарвином» (с. 55) (Loren Eiseley. Darwin’s Century, Garden City, N. Y. : Doubleday, 1958, pp. 44-55).

(33) Грин утверждает, что «Буффон был очень близок к идее естественного отбора» (с. 152). «Мутация видов — концепция, к которой Буффон двигался ощупью, стала отправной точкой Ламарка» (с. 159). «Гипотеза развития» Ламарка стала основной в его эволюционной точке зрения (с. 161). «Ламарк впервые сделал тщательную, систематическую разработку эволюционной идеи», хотя сама идея принадлежит дедушке Дарвина Эразму Дарвину (с. 166) (John Green. The Death of Adam: Evolution and Its Impact on Western Thought, Ames, Iowa: Iowa State University, 1959, pp. 145-169).

(34) В 1942 году Джулиан Хаксли придумал выражение «современный синтез» (Roger Lewin. "Evolutionary Theory Under Fire: An Historical Conference in Chicago Challenges the Four-Decade Long Dominance of the Modern Synthesis" / Science 210, Nov. 21, 1980, 883).

(35) Господин Джулиан Хаксли упоминает 1915 год, а Эрнст Мейер приводит 1930-е годы. Возможно, в это время имел место синтез естественного отбора Дарвина и генетической наследственности Менделя. См. : Sir Julian Huxley цит. в: The Evolution of Life: Its Origin, History and Future, Sol Tax, ed., Chicago University, 1960, p. 10. Ernst Mayr. Populations, Species, and Evolution, Cambridge, Mass. : Harvard, 1970, p. 1. Теодосий Добзханский был одним из архитекторов неодарвиновского современного синтеза. Brian Leith. The Descent of Darwin: A Handbook of Doubts About Darwinism, London: Collins, 1982, p. 19.

(36) Постдарвинизм — это термин, придуманный мною для того, чтобы показать конец строгой дарвиновской модели. Хотя современный синтез добавил случайную генетическую мутацию к дарвиновскому одиночному принципу естественного отбора, соединение не укрепи-ло основной дарвиновский тезис. Появление молекулярной биологии и изучение ДНК бросило серьезный вызов основному тезису Дарвиновской эволюционной теории. Этот вызов содержится и в работе Найлза Элриджа и Стивена Джея Гоулда, выдвинувших теорию «прерывистого равновесия». Внезапное появление видов летописи окаме-нелостей полностью поставило под сомнение дарвиновскую постепенность.

(37) В 1980 году Стивен Джей Гоулд и Найлз Элридж предложили новую теорию прерывистых, а не постепенных изменений эволюционного развития. См. : Philip E. Johnson. Darwin in Trial, Downers Grove, III. : InterVarsity, 1991, pp. 11, 39, 50.

(38) Philip Johnson. Darwin on Trial, Downers Grove, III. : InterVarsity, 1991, p. 118.

(39) L. Beverly Halstead. "Halstead’s Defense Against Irrelevancy" / Nature 292, July 30, 1981, 404.

(40) Bowler, p. 356.

(41) Scott M. Huse. The Collapse of Evolution, Grand Rapids: Baker, 1983.

(42) Michael Denton. Evolution: A Theory in Crisis, Bethesda, Md. : Adler & Adler, 1986.

(43) Johnson.

(44) J. P. Moreland, ed. The Creation Hypothesis: Scientific Evidence for an Intelligent Designer, wners Grove, III. : InterVarsity, 1994.

(45) Percival Davis and Dean H. Kenyon. Of Pandas and People: The Central Question of Biological Origin, Dallas: Haughton, 1989.

(46) Leith.

(47) Michael Polanyi. "Life’s Irreducible Structure" / Science 160, June 1968, 1308-1312.

(48) W. R. Bird. The Origin of Species Revisited: The Theories of Evolution and of Abrupt Appearance, New York: Philosophical Library, 1954, vol. 1.

(49) Справедливости ради нужно сказать, что наука обнаружила несколько переходных организмов, таких как археоптерикс, но они, кажется, как исключение, подтверждают правило. Археоптерикс похож на небольшого динозавра, называемого компсогнатус, и больше напоминает птицу с крыльями и опереньем, но на его крыльях имеются когти, а во рту зубы. См. : Philip Johnson. Darwin on Trial, p. 78.

(50) Johnson, p. 9

(51) Karl Popper, quoted in Leith, p. 26.

(52) Тамже, с. 28.

(53) Gunther S. Stent цит. в: Science and Creationism, Ashley Montagu, ed., Oxford: University Press, 1984.

(54) Michael Ruse, ed., But Is It Science? Buffalo, N. Y. : Prometheus, 1988, p. 6.

(55) J. P. Moreland. The Creation Hypothesis: Scientific Evidence for an Intelligent Designer, J. P. Moreland ed., Downers Grove, III. : InterVarsity, 1994, p. 43.

(56) Alvin Platinga. "When Faith and Reason Clash: Evolution and the Bible" / Christian Scholar’s Review 21, No 1, 1991, 30.

(57) Michael Ruse. "Creation Science Is Not Science" / Science, Technology, and Human Values 7, No. 40, Summer 1982, 74.

(58) Paul K. Feyerabend цит. в: Beyond the Edge of Certainty: Essays in Contemporary Science and Philosophy, Robert G. Colodny, Englewood Cliffs, N. J. : Prentice-Hall, 1965, p. 146.

(59) Charles B. Thaxton, ed. Of Pandas and People: The Central Question of Biological Origins, Dallas: Haughton, 1989, p. viii.

(60) Moreland, p. 55.

(61) Henry M. Morris. The Biblical Basis for Modern Science, Grand Rapids: Baker, 1990, p. 31.

(62) Abraham Wolf, цит. там же, с. 35.

(63) Sir Julian Huxley цит. В: Evolution After Darwin, vol. 1, p. 2.

(64) Stephen C. Meyer цит. в: The Creation Hypothesis, p. 81.

(65) Тамже, с. 79.

(66) Julius Rebek, Jr. "Synthetic Self-Replicating Molecules" / Scientific American, July 1994, p. 48.

(67) Johnson, p. 102.

(68) Walter L. Bradley and Charles B. Thaxton цит. в: The Creation Hypothesis, p. 175.

(69) Johnson, p. 103.

(70) Sir Frederic Hoyle цит. в: Paul Kildare. "Monkey Business" / Christian Order 23, December 1982, 589.

(71) Richard Dawkins цит. в: But Is It Science? P. 202.

(72) Fransis Crick. Life Itself: Its Origin and Nature, New York: Simon and Schuster, 1981, p. 116.

(73) Тамже, с. 128.

(74) Michael Denton. Evolution: A Theory in Crisis, p. 263

(75) Klaus Dose. "The Origin of Life: More Question Than Answers" / Interdisciplinary Science Reviews 13, No 4, 1988, 352.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA
Христос грядет Норман Галли