Глава 30. Реальная проблема грядущего закона о воскресном дне

- Я предпочел бы соблюдать воскресенье и любить Господа, чем соблюдать субботу и не любить Его!

- Что ты хочешь этим сказать? — спросил собеседник.

- Спасение основано на знании Христа. Прочитай Ин. 17:3, — ответил первый.

- А что произойдет с появлением закона о воскресном дне? — последовала реплика.

- Много чего! Многие, теперь соблюдающие воскресенье, фактически знают Иисуса. У них появится возможность узнать о седьмом дне, субботе, в период последнего приглашения Откр. 18:1-4 в конце времени. Приняв весть, они будут Божьими праведниками последнего времени, уже вкусившими, что значит субботний мир, через их соблюдение воскресенья!

- Ладно. А как насчет соблюдающих субботу в конце времени? — настаивал собеседник.

- Помни, что иудеи в дни Христа соблюдали субботу, но распяли Иисуса. Они испытаны были не днем, а Личностью. Все признавали, что седьмой день есть Божья суббота. Они знали субботу Господню, но не Господина субботы. Именно соблюдавшие субботу кричали: «Распни!».

- Подожди минуту, — прервал другой. — Ведь в последнее время встанет именно вопрос о субботе.

- И да, и нет. Испытание последнего времени заключается не только в том, каким по счету днем является суббота. Гораздо больше оно будет относиться не к седьмому дню, а к Тому, Кто является Господином субботы, — поддерживаю ли я взаимоотношения с Ним, дает ли Он мне субботний опыт, который защитит меня в последнее время?

- Значит, речь идет о Спасителе и субботе?- Верно! Главное испытание заключается в том, находимся ли мы в тесных, спасающих взаимоотношениях с Иисусом. Седьмой день, суббота, станет внешним выражением этого взаимоотношения. Испытание воскресным законом — это испытание не только днем. Это испытание взаимоотношением.

Каков более глубокий смысл субботы в свете последней сатанинской атаки на Десятисловие в период приближающегося принятия международного воскресного закона? В этой главе мы рассмотрим:

1) цель субботы

2) установление субботы при Творении

3) раскрытие ее смысла в истории спасения

4) реальная проблема грядущего воскресного закона.
Цель субботы

С появлением греха во вселенной появилась одна из двух величайших тайн (см. 2 Фес. 2:7). Другая тайна-это замысел спасения от греха (см. Еф. 1:9, 10; 6:19; Кол. 1:26). Сам факт появления греха в совершенной Вселенной необъясним (1). Люцифер желал «быть равным Христу» (2). Он желал «уподобиться Самому Богу» (3) (ср. Иез. 28:1-19). Отец Небесный создал все миры и их обитателей через Христа (см. Кол. 1:16; Евр. 1:2); так был создан и Люцифер. Поэтому он всем обязан Христу. Однако, исполненный черной неблагодарности, он вынашивал в себе желание стать с Ним равным.

Грех — это прыжок во тьму, потому что он уводит от Того, Кто есть свет. Грех, являясь разделением с Богом, в самом глубоком смысле игнорирует различие между Творцом и Его творениями. Вот какова главная проблема, которая стоит за нарушением закона. Нарушение взаимоотношений с Христом неизбежно привели к нарушению закона (4). Соблюдение закона вытекает из отношений с Законодателем: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). В Десятисловии только субботняя заповедь не имеет рационального основания, кроме того, что ее дал Бог. Остальные заповеди: не убивай, не кради, не прелюбодействуй, — имеют смысл в повседневной человеческой жизни, но иначе обстоит дело с седьмым днем как святым и отделенным от шести — за исключением того, что его учредил Бог (5). Подобно «дереву испытания» в Едеме, единственным его отличием от других деревьев был тот факт, что Бог отделил его. Вот почему смутно вырисовывающееся испытание воскресным законом поставит человечество перед тем же вопросом, перед каким встал человек в Едеме. То и другое представляет собой испытание верности (6). Если грех является отчуждением от Бога, тогда из всех заповедей соблюдение субботы являет глубокие, преданные взаимоотношения с Богом — послушание, основанное исключительно на Его желаниях.

В тот самый момент, когда возник грех, Вселенная оказалась перед лицом новой реальности — великой борьбы. Впервые сотворенные существа игнорировали зависимость от Творца, обязательную для них, и решили стать независимыми. Как должен был отреагировать Бог? Своим первым видимым шагом Он учредил субботу (7). Суббота призвана напоминать сотворенным существам о том, что они — зависимые творения, ибо, как заметил Кьеркегор, между Богом и человечеством существует безграничное, качественное отличие (8).

Следовательно, прежде чем человеческие существа сделали свой прыжок в темноту — в печальную «независимость» от своего Создателя — Христос дал им субботу. Она представляла собой такой же важный дар, как сама жизнь, и, рассматривая ее в контексте великой борьбы и Творения, мы приходим к более глубокому пониманию субботы. Елена Уайт написала: «Суббота потому, собственно, и образует основание всего богослужения, что она преподносит эту великую истину самым впечатляющим образом, как никакое другое установление. Истинная причина для поклонения Богу… это основополагающее различие, которое существует между Богом и Его творением» (9).

Когда люди, глядя на адвентистов седьмого дня, считают, что они соблюдают иудейскую субботу по ветхому закону, то есть занимаются законничеством, они упускают из виду тот факт, что суббота раскрывает саму суть Евангелия — зависимость от Христа (творение, зависящее от своего Творца во всем).

Если цель субботы — напоминать людям об их абсолютной потребности в Творце и о том, что Христос — единственный Творец всего, тогда суббота определенно является христианской.
Установление субботы при Творении

Каждому народу необходима суббота, чтобы напоминать об отличии между Богом и людьми. Человечество ищет

1) божественности в восточных религиях, мормонизме, в движении «Новый век»

2) других богов

3) свидетельств в пользу того, что Бога нет

Все свидетельствует об этом. Елена Уайт заметила: «Если бы все соблюдали субботу, тогда мысли и чувства людей были бы обращены к их Творцу как объекту всеобщего поклонения и благоговения, и тогда не существовало бы ни одного идолопоклонника, атеиста и безбожника» (10).

Существование этих категорий людей по всему миру и на протяжении всей человеческой истории указывает на необходимость признания различия между Богом и людьми. Это особенно важно для событий последнего времени. Все праведники будут чувствовать свою абсолютную зависимость от Христа, а не от себя.

Хотя некоторые относительно недавние публикации подтверждают, что суббота установлена при Творении (11), книга «От субботы к Дню Господнему», как мы видели в предыдущей главе, отрицает это (12). С другой стороны, ведущий теолог двадцатого века Карл Барт признавал это (13). Как мы увидим позднее, суббота, установленная при Творении и обязательная для всего человечества, будет решающим вопросом во время последнего кризиса на земле (14).
Раскрытие смысла субботы в истории спасения

Как в любом постепенно раскрывающемся откровении, требуется время, чтобы уяснить полное значение субботы. Мы видим зависимость творения от Творца на протяжении всей истории спасения, так что значение субботы раскрывается по мере исследования Библии. Рассмотрим некоторые ключевые моменты.

Суббота является откровением Христа. Он нисходит, чтобы быть с человечеством в седьмой день (15). Точно так же Он пришел в мир как Еммануил, «с нами Бог» (Мф. 1:23). В ветхозаветные времена каждая суббота для просвещенных являлась напоминанием о воплощении. Каждая суббота обновляла обетование о грядущем Мессии. При Творении Он создал пространство и время — Он наполнил пространство Своими творениями и начал процесс времени как Творец (16). Он не был удовлетворен сотворенным пространством и более низшими творениями, хотя они были весьма хорошими (см. Быт. 1:31). Как предполагает Хешел, Он сотворил людей, чтобы быть с ними во времени (17). Только с творческой недели, согласно Книги Бытие, положено начало институту брака, недельному циклу и субботе (18). Здесь все важно для цели Творения. На протяжении творческой недели присутствовала тема «содружества» (Быт. 1, 2). 1. Творения, предназначенные для радости человека, были Его друзьями на самом низком уровне. 2. В пятницу Бог сотворил мужчину и женщину друг для друга, чтобы они были Его друзьями на более высоком уровне. Но сотворение людей не является кульминацией творческой недели, хотя люди — это венец физического творения. 3. Апогеем творческой недели является суббота, в которой мы видим людей, сотворенных для Бога, — содружество на самом высоком уровне, какое только возможно.

Будучи всемогущим (см. Иов 42:2; Пс. 113:11; Ис. 43:13; Иер. 32:17; Лк. 1:37), Бог мог бы вызвать к жизни все в одно мгновение. Но Он не сделал этого. Он предпочел недельную последовательность, чтобы впоследствии люди могли сосредоточиться на высшей цели своего творения. Бог не сотворил людей только для общения с животными или друг с другом. Он сотворил их для Себя. Можно ли охватить разумом, что это значит? Можно ли постигнуть, как глубоко Христос желает быть с нами? Не столько при Сотворении, сколько при пересотворении — на кресте. Там мы видим Христа, желающего умереть ради человечества, чтобы мы жили с Ним вовек. Каждая суббота, правильно понятая, отражает саму суть этого свершения Христа — Христос отдает все, чтобы мы могли быть с Ним. Если такова глубина самоотречения Христа, то суббота, никоим образом не будучи законнической, открывает саму суть Евангелия.

Первым полным днем человечества была суббота (19). Адам и Ева провели ее в общении с Христом. Как хорошо после такого общения приступить к рабочей неделе (20). Здесь открывается порядок христианской жизни: человек приступает к работе после времени, проведенного с Христом, и никогда не наоборот (21).

Подобно тому, как неделя Творения содержит тему, кульминация которой раскрывается в субботу, так сама суббота раскрывает свое значение во всем Священном Писании. Исследуя Библию, мы находим, что более поздние тексты глубже раскрывают более ранние. Из этого явствует, что события недели Творения делают цель творения человека более понятной. Подобным образом, ключевые события в истории спасения во всем Священном Писании раскрывают более полное значение субботы.
Ветхозаветные примеры

Мы кратко рассмотрим три главных текста, раскрывающих значение субботы: Исх. 20:8-11; Втор. 5:12-15 и Иез. 20:12. Первое откровение о субботе встречается в контексте Творения. Двадцатая глава Книги Исход призывает нас помнить субботу, чтобы святить ее в память Творения (см. Исх. 20:8-11). Суббота напоминает нам, что мы — не Бог (22) и не эманация от Бога (23), а всего лишь Его творения. Между Творцом и людьми существует абсолютное качественное отличие. Наша зависимость как творений является основой нашего существования. Мы полностью и навсегда обязаны находящейся вне нас силе Христа, давшей нам жизнь. Каждая суббота приглашает нас помнить этот факт, потому что нам легко думать, что мы независимы и можем действовать от себя. Суббота напоминает человечеству, что не существует «самосотворенных» человеческих существ.

Пятая глава Книги Второзаконие приглашает нас увидеть в субботней заповеди не только Творение. «Помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний» (Втор. 5:15). Здесь четвертая заповедь требует, чтобы Израиль почитал субботу и святил ее в память об Исходе.

Два текста четвертой заповеди в Книгах Исход и Второзаконие дополняют друг друга. Суббота является памятником Творения и Исхода. Хотя Бог дал Израилю субботу в память Творения и в память Исхода, нельзя считать, что в первом случае она принадлежит всему человечеству, а во втором только «избранной» нации.

До Исхода суббота представляла собой только памятник Творения. Но вслед за Исходом вновь «избранный» народ должен был помнить другое Божественное действие. Тот же Самый Христос, Который до Своего воплощения сотворил всю человеческую расу, теперь освободил еврейских рабов из Египта и посредством Исхода образовал новый народ, новую нацию, движение завета, через которое Он желал приготовить весь мир к Своему воплощению. Теперь суббота обрела дополнительный смысл, так как в ней объединилось празднование двух совершенных дел Христа — Творение и Исход.

20-я глава Книги пророка Иезекииля сосредоточивается на Исходе, раскрывая дополнительное значение субботы. Христос освободил из Египта нетипичный народ. Поскольку израильтяне стали рабами ложных идолов и египтян, Христос желал освободить их от этого более тяжкого рабства. Сам Исход явился для них откровением Христа. «Я открыл Себя им, чтобы вывести их из земли Египетской. И Я вывел их из земли Египетской и привел их в пустыню, и дал им заповеди Мои, и объявил им Мои постановления, исполняя которые человек жив был бы через них; дал им также субботы Мои, чтобы они были знамением между Мною и ими, чтобы знали, что Я — Господь, освящающий их» (Иез. 20:9-12).

Слово «святой» по-еврейски (qodesh) и по-гречески (hagion) означает «отделенный». В процессе Исхода Христос отделил Свой народ от египтян, планируя ввести их в Ханаан, чтобы они стали особой нацией. Следовательно, Исход служил историческим прообразом того, что Христос фактически жаждал для Своего народа, — отделения от мира, чтобы быть с Ним единым целым. Подобно тому, как Он избавил их географически от египетского рабства, чтобы ввести в собственную обетованную землю, так Он жаждал освободить их от более глубокого внутреннего рабства, чтобы привести их к Обетованному, то есть к Себе.

В этом контексте Он дал им субботы как знамение их свободы. Они не были отделены, чтобы быть просто другими, но именно для того, чтобы быть с Христом. И, только поддерживая эти взаимоотношения с Ним, они фактически могли быть отделенными. Подобно тому, как суббота является временем, «отделенным» от других шести дней, а Израиль был нацией, отделенной от других народов, так и каждый освобожденный раб был «отделен» для Христа — чтобы быть освященным, измененным и пересотворенным и, следовательно, испытать, что фактически означает «быть отделенным». Суббота — это «время святых взаимоотношений», когда Христос и христианин наслаждаются духовным единением, тесным общением друг с другом (24). Суббота, в первую очередь, — это состояние «пребывания», а не «делания», а «пребывание вместе» вдохновляет христиан поклоняться Христу. Избыток чувств, выраженный в 91-м псалме, показывает свободу такого «отделенного» человека. Для такой личности субботний покой — не просто прекращение дел, но восхищение, прославление, поклонение своему Творцу и Искупителю в открытом радостном праздновании (25). Если суббота не побуждает нас к самому глубокому выражению славословия, значит, мы не испытали весть первого ангела, хотя мы и можем быть адвентистами седьмого дня (26). Появление закона о воскресном дне отчасти выявит (27), кому мы поклоняемся, а это имеет прямое отношение к нашей внутренней связи с Христом.

Иезекииль говорит о работе пересотворения внутри каждого из нас, которую может совершить только Творец. Подобно тому, как Христос сотворил людей в начале, только Он может пересотворить человечество теперь. Это и есть освящение — оно совершается Богом, а не людьми. Суббота является знамением освящения, потому что она сосредоточивает внимание на различии между Творцом, Который освящает, и творением, которое получает это освящение. Суббота символизирует освящение, потому что в ней человек соединен с Его освящением, так как Христос «сделался для нас… освящением» (1 Кор. 1:30). Субботний покой показывает, что наше освящение только в Нем. Успокоение в Нем — это и есть освящение.
Новозаветные примеры

Вновь сосредоточимся только на трех текстах: Ин. 5:1-15; Лк. 23:54-24:1 и Евр. 4:4-10. Провозглашая цель Своей миссии, Христос сказал, что Он пришел проповедовать пленным освобождение (см. Лк. 4:18, 19; ср. Ис. 61:1, 2). До Него Израиль стонал от худшего рабства, чем во времена египетских надсмотрщиков. Связанные цепями собственных традиций, израильтяне пытались идти своим путем на небо. Два трактата Мишны посвящены исключительно правилам и инструкциям, касающимся соблюдения субботы, причем один трактат содержит 39 разделов, определяющих утомительные позволения и запреты, касающиеся соблюдения субботы (28). Раввин Иоханан утверждает, что иудаизм после Вавилонского пленения содержал «1521 производных закона» (29). Законы были не только многочисленными, но содержали утомительные детали (30).

Христос находился среди таких духовных узников, призывая их к новому Исходу — такому же реальному, каким был первый. Для этого Он показал им их рабство, открывая истину о субботе. Он пришел показать, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). Чтобы наглядно показать это, Он часто исцелял в субботу, выражая желание освободить людей. Изнемогающие в «рабстве соблюдения субботы» отчаянно нуждались услышать и увидеть эту благую весть. Поэтому женщине, парализованной в течение 18 лет, Он сказал: «Женщина! ты освобождаешься от недуга твоего» (Лк. 13:12). Христос использовал греческое слово luein, «освобождать», «отпускать» (31). Физическая свобода несла духовное избавление. В этом была благая весть для тех, кто устал от субботнего рабства. Христос жаждал освободить узников. Поэтому Он показал истину о субботе через исцеление в субботу (32). Он понимал, что познание истины сделает человека свободным (см. Ин. 8:32).

Некоторые ученые не согласны с тем, что Христос исцелял в субботу, чтобы показать ее действительный смысл. Они видят в Его чудесах, совершенных в субботу, либо просто помощь нуждающимся, либо целенаправленное нарушение субботних законов, потому что Он стремился таким образом упразднить субботу. Но Христос исцелял не для того, чтобы аннулировать субботу, но чтобы упразднить ложное ее понимание (35). Он отверг иудейское искаженное понимание субботы, открыв ее истинное значение посредством добрых дел. Некоторые иудеи желали спасти жизнь в субботу, но не хотели делать добрые дела — такие, как исцеление (36). То, что Христос ставил человеческую нужду выше человеческой традиции, раздражало законников и часто создавало проблемы (37). «Споры о субботе вызывали самые острые схватки между Иисусом и Его религиозными современниками» (38). В этом была одна из причин, вызвавших враждебность иерусалимских вождей к Христу (39), хотя на судилище они не вменяли этого Ему в вину (40).

Рассмотрите одно субботнее чудо исцеления. Человек у купальни Вифезда пролежал там 38 лет (см. Ин. 5:5), то есть он заболел за пять-шесть лет до воплощения Христа. Разве не мог Иисус подождать еще один день — до воскресенья, чтобы исцелить его?(Тот факт, что Он не желал ждать до воскресенья и, однако, ждал до воскресенья в Своем гробу, дополнительно раскрывает Его учение о субботе) (41). Нет! Он взирал на истощенное тело человека, опустошенного болезнью, и решил, что пересотворит его. Его чудо исцеления было творческим делом. Христос знал, что человек всегда соединит свое чудесное «пересотворение» с субботой. Для него суббота всегда будет ассоциироваться с восстанавливающим присутствием Христа. Суббота, будучи такой, какой по Божьему намерению она должна быть, призвана открыть людям присутствие Христа, совершающего радикальное изменение в их жизни. Все, что меньше этого, не является «переживанием субботы», даже если оно происходит в седьмой день.

Второй отрывок, касающийся субботы, вызывает вопрос: «Почему Христос умер в пятницу?» Ответ вытекает из сравнения пятницы Творения с пятницей Распятия — обе знаменуют два окончания для человеческой расы — окончание Творения и «совершилось», то есть окончание жертвы за грех (жертвы пересотворения). Но обе эти пятницы определяют также два начала для человеческой расы. Человечество начало свое смертное существование в первую пятницу, а свою вечную жизнь — во вторую (42). Эти две пятницы определили жизнь человека на этой планете (43).

Новое начало для человечества было положено именно в пятницу. Подобно тому, как человечество начало свое существование в пятницу Творения, чтобы первая пара в первый полный день жизни наслаждалась субботним празднованием завершенных творческих дел Христа, так и Христос отдал в жертву Свою жизнь и умер заместительной смертью за нас в пятницу Распятия, чтобы первый полный последующий день был субботним празднованием Его законченного дела искупления. Суббота всегда отмечает законченное дело Христа.

Поэтому, учитывая распятие в конце недели, суббота приобрела дополнительный смысл. Впоследствии суббота будет памятником не только Творения и Исхода — законченных свершений Христа, но и памятником креста — как, возможно, самого великого законченного дела Христа, Его кровной жертвы (aimatekchusias, Евр. 9:22), принесенной Им «однажды за всех» (карах, Евр. 9:26, 27) ради человечества. Его распятие представляло самый великий Исход, окончательное пересотворение мира, предусмотренное Богомдля избавления его от греха. Здесь проявляется не просто нравственное влияние, но совершается труд, очень ценный труд — безгранично более ценный, чем Творение и Исход. Если никто другой не мог сотворить или освободить, как это сделал Он, то в тысячу раз вернее мысль, что никто другой не мог умереть, как Он, чтобы люди могли жить.

Следовательно, на Голгофе суббота достигает своего полнейшего раскрытия. Ибо мы видим, что здесь человеческие дела не только невозможны, но в них нет необходимости! Мы имеем в виду дела, которыми человечество стремится спасти себя. «Совершилось» на Голгофе ставит под вопрос прочие дела людей и приглашает их покоиться только в одном законченном деле, совершенном Христом (44). С самого начала суббота празднует несравненное, законченное дело Христа.

Не удивительно, что в 4-й главе Послания к Евреям говорится о субботнем покое седьмого дня (sabbatismos), который еще остается. Хотя, главным образом, здесь идет речь не о недельной субботе (а о покое во Христе (45), к которому Израиль не приобщился, когда вошел в Ханаан), косвенно он относится к недельной субботе (см. Евр. 4:4; ср. Ис. 66:22, 23). Именно до 70 г. по Р. Х., когда приблизительно было написано Послание к Евреям (46), субботний покой для Христовых последователей оставался, потому что суббота праздновалась после Его смерти на кресте, как это было после Сотворения Им вначале. (Вот почему Он предостерегал людей от бегства в субботу во время грядущего разрушения Иерусалима — спустя 40 лет после Голгофы [Мф. 24:20]). Те, кто считает, что суббота заменена воскресеньем, не придают большого значения важной аналогии между Творением и распятием (47).

Реальная проблема воскресного закона

Хотя важно соблюдать правильный день, еще важнее иметь правильный опыт. Лучше обрести правильный опыт с Христом и соблюдать не тот день, чем соблюдать правильный день и иметь неправильный опыт. Некоторые иудеи чтили правильный субботний день, но распяли «Господина субботы» (Мф. 12:8). Когда последний «громкий клич» с его приглашением будет обращен к миру (Откр. 18:1-4), «несмотря на сплоченные силы противников истины, большое число обращенных перейдет на сторону Господа» (48). Многие принадлежат к соблюдающим воскресенье и уже имеют правильные взаимоотношения с Христом. Все, что им нужно сделать, — изменить день, и у них есть время сделать это.

Напротив, другие соблюдают правильный день, но не имеют правильных взаимоотношений с Христом. Поскольку «заключительные действия будут очень стремительными» (49), может не хватить времени для того, чтобы изменить опыт — приобрести познание Христа. Чтобы поменять день, требуется мгновение, а чтобы поменять взаимоотношение, требуется значительно больше времени. Соблюдение субботы необязательно означает, что человек останется посвященным Христу, когда выйдут законы о воскресном дне. Фактически, во время этого надвигающегося кризиса «люди будут внимать духам обольстителям и учениям бесовским с большей охотой, чем мы себе представляем» (50), и отступят от церкви. Сколько же людей отойдет? Так много людей оставят церковь, что «может казаться, будто церковь близка к падению, но она не падет. Она сохранится, в то время как грешники на Сионе будут просеяны, — мякина отделится от драгоценного зерна. Это ужасное испытание, но тем не менее оно должно произойти» (51).

Когда соблюдающие субботу будут вынуждены голодать, потому что они не смогут ни покупать, ни продавать (см. Откр. 13:16, 17), и будет издан всеобщий указ, угрожающий смертью (см. Откр. 13:15) (52), что побудит их остаться верными субботе? Что даст им готовность скорее умереть, чем оставить субботу? Гораздо большее, чем только знание, каким днем недели она является. Пока они не осознают, что оставление субботы есть отвержение Христа, никто не будет готов умереть за субботу. Ибо соблюдение субботы — не столько соблюдение определенного дня, сколько пребывание с Христом в этот день. В более глубоком смысле соблюдение субботы — не то, что могут сделать люди, а то, что делает Христос. Сама суть субботы — различие между Творцом и творением — коренным образом влияет на то, как мы чтим субботу.

С точки зрения человеческого опыта это означает, что между юрисдикцией Бога и человека существует радикальное отличие. Бог дал жизнь человеку в этом мире — люди не создали самих себя. Подобным образом, на Нем, а не на людях, лежит ответственность за то, чтобы ввести их в следующий мир. Единственное отличие между вхождением в тот и другой мир заключается в том, что люди ничего не сделали, чтобы войти в первый мир, но они могут принять или отвергнуть второй. Поэтому бесполезно тревожиться и спрашивать себя «как», например, о том, как противодействовать давлению мира, направленному против них (ср. Откр. 13:3). Человеку следует быть поглощенным Личностью — Иисусом, познание Которого есть жизнь вечная (см. Ин. 17:3). Вот Кто, как мы знаем, имеет решающее значение. И суббота есть именно то время, которое дается людям, чтобы они ближе узнали Христа.

На человеке лежит ответственность приобрести познание о Нем, а Бог ответственен за то, чтобы привести их на небо — подобно тому, как евреям было дано повеление оставаться верными на поле Деир, а Божья задача — сохранить их живыми в огненной печи (см. Дан. 3:1-30; ср. 2 Тим. 4:16-18; Евр. 11:33, 34). Важно, чтобы мы признавали различие между Творцом и Его творениями. Необходимо, чтобы мы сознавали, что только покой в Нем проведет остаток через последний кризис. Мы должны покоиться в законченном свершении Христа на Голгофе, сознавая, что Его смерть неизменно уверяет нас в том, что этот мир принадлежит Ему, что человеческая история полностью находится под Его контролем и что вечная жизнь гарантирована тем, кто пребывает в Нем (ср. Ин. 15:1-11). Голгофа ввела в великий субботний покой — покой в законченном свершении Творца, которое гарантирует, что ничто ни в настоящем, ни в будущем, ни демоны, ни мирские власти не могут отлучить от Него Его народ (см. Рим. 8:38, 39). Именно Голгофский Победитель может «соблюсти» их «от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости» (Иуд. 24).

Последний Исход

Многие ветхозаветные тексты содержат прообразы последней битвы между истиной и заблуждением. Хорошо перечитывать их вновь и вновь, чтобы запомнить, что даст нам мужество в то время, когда суббота «станет великим испытанием» (53). К таким текстам относятся Ис. Нав. 10:7-14 и Иов 38:22, 23. Они показывают, что Бог использует град как оружие против врагов Его народа. В Откр. 16:17-21 сказано, что Он применит его снова во время язвы. Некоторые тексты говорят о том, что Бог вынуждает врагов убивать друг друга, например, Суд. 7:19-23; 1 Цар. 14:19, 20; 2 Пар. 20:22-24; Ис. 19:2; 31:21-23; Иез. 38:14-23 и Агг. 2:22. Другие сражения, символизирующие Армагеддон, описаны в Суд. 4, 5; 3 Цар. 18:16-40; Ис. 34:8-10; Иер. 25:12-15, 29-38 и Зах. 14:13. Наконец, Ис. 63:1-6 является символическим описанием Армагеддона, представленного в Откр. 19:14-21. Все эти тексты объединяет одна общая истина: без Христа победа невозможна. В прошлых битвах враг неизмеримо превосходил числом Божий народ. Они чувствовали свою беспомощность, но покоились в своем единственном Помощнике. Таков смысл субботнего покоя в грядущей битве.

Исход из Египта является символом прохождения через последние события. Для израильтян было важно признать свою полную зависимость от Бога во время их избавления. У Бога и у них была своя задача. Их роль была бесконечно малой, но существенной. Бог сказал их вождю: «Войдите в воду, и Я совершу все остальное». Израильтяне вошли в Красное море и пересекли его, когда Бог раздвинул воды для безопасного пути. Когда они шли по дороге через море, а сзади их преследовала самая величайшая на то время армия, они могли рассчитывать только на Божье спасение их жизни. Знали они это или нет, их опыт олицетворял суть субботы — они видели разницу между Творцом и ими самими как творениями.

В последнем Исходе Божьи последователи лишатся любой земной поддержки. Они не смогут ни покупать, ни продавать (см. Откр. 13:17), мир будет настроен против них (ст. 3, 12), и над их головами повиснет смертный приговор (ст. 15). Все, что они смогут сделать, — покоиться в Боге, сознавая, что Он сможет провести их через все трудности. Их же задача — полностью довериться Ему. Они будут рыдать, как рыдал Израиль в дни Иосафата: «Боже наш! Ты суди их. Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и мы не знаем, что делать, но к Тебе очи наши!» (2 Пар. 20:12). Бог ответил: «Не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия… Не вам сражаться на сей раз; вы станьте, стойте и смотрите на спасение Господне, посылаемое вам» (ст. 15-17).

То же самое происходило во время Исхода: «Моисей сказал народу: не бойтесь, стойте — и увидите спасение Господне, которое Он соделает вам ныне, ибо Египтян, которых видите вы ныне, более не увидите вовеки; Господь будет поборать за вас, а выбудьте спокойны» (Исх. 14:13, 14). Все, что израильтянам нужно было сделать, — послушаться Божьего повеления и идти. Он сделал остальное, защищая Свой народ (ст. 19). «Сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды были им стеною по правую и по левую сторону. И избавил Господь в день тот Израильтян из рук Египтян» (ст. 29, 30), и пришли египтяне в замешательство. «И отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян» (ст. 25), и «не осталось ни одного из них» (Исх. 14:28). Великое совершил Он для Израиля в быстром, полном и окончательном избавлении.

Не удивительно, что освобожденный Израиль воспел песнь Моисея: «Пою Господу, ибо Он высоко превознесся; коня и всадника его ввергнул в море. Господь — крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он Бог мой, и прославлю Его… Десница Твоя, Господи, прославилась силою; десница Твоя, Господи, сразила врага. Величием славы Твоей Ты низложил восставших против Тебя. Ты послал гнев Твой, и он попалил их, как солому. От дуновения Твоего расступились воды, влага стала, как стена, огустели пучины в сердце моря… Ты ведешь милостью Твоею народ сей, который Ты избавил, — сопровождаешь силою Твоею в жилище святыни Твоей» (Исх. 15:1-13).

После Исхода Христос показал еще одну причину для соблюдения субботы, кроме почитания Его как Творца. «Помни, что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукою крепкою и мышцею высокою, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний» (Втор. 5:15). Наша полная зависимость от Христа в Исходе, понятая правильно, есть суть субботнего покоя в Нем.

Чтобы приготовиться к грядущему кризису, нужно помнить, что Христос — наш Творец и Избавитель. Нам нужно укрыться под Божьей защитой, пребывать в Нем, углублять наши взаимоотношения с Ним через изучение Библии, через общение и через исполнение «Духом Христа» (Рим. 8:9). Только когда мы осознаем разницу между нами и нашим Творцом, только когда мы увидим, что нам нечем хвалиться перед Ним, что самим нам не удостоиться неба, только тогда мы будем покоиться в Нем. Покой в Нем — это суть Евангелия. Наше право на небо и наша пригодность к небу сосредоточены только в Нем. И это благая весть (54). Даже творя добрые дела, мы еще рабы ничего не стоящие (см. Лк. 17:10). Исчезает упование на дела, положение, звание. Мы становимся малыми детьми (см. Мф. 18:3), уповающими на Бога. Соблюдение субботы — больше, чем соблюдение определенного дня, это пребывание весь этот день в руках Христа. Это день, напоминающий нам, что Христос значит для нас все, что только в Нем мы находим свою самоценность. Суббота говорит нам о том, что Он сотворил нас и искупил нас. Мы ценны для Бога.

Современный Израиль подойдет к берегам Красного моря, когда против него выйдет закон, над ним повиснет смертный приговор, и весь мир ополчится против него. Теперь символ исхода должен встретить свое космическое исполнение. Для Божьего остатка во всем мире наступит тяжкое, как никогда, время скорби (см. Дан. 12:1). Исчезнет любая земная опора. У Божьих детей есть только Один, за Кого они могут ухватиться. Они будут держаться за Христа подобно Иакову (см. Быт. 32:22-26). Христос обещал святым: «Не оставлю тебя и не покину тебя» (Евр. 13:5), ибо «се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20). Стоя с нами в последней раскаленной печи (см. Дан. 3:25) Он «не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13). Он обещал: «Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле» (Откр. 3:10). Темной будет ночь конца нашего мира, но ярким и славным избавление. Христос будет рядом с нами и проведет через последние события.

Святые пройдут по сухой земле, когда Христос будет удерживать разрушительные воды, готовые уничтожить остаток. Избавление придет, и святые будут петь «как бы новую песнь пред престолом и пред четырьмя животными и старцами; и никто не мог научиться сей песни, кроме сих ста сорока четырех тысяч, искупленных от земли» (Откр. 14:3). «Эта песнь о пережитых опытах, каких никто не имел, кроме них… Они „пришли от великой скорби", они пережили такое трудное время, какого не бывало с тех пор, как появились люди; в бедственное время Иакова они перенесли агонию ночи Иакова; они жили без Ходатая во время излитая последних судов Божьих» (55).

Что за песнь они поют? Они поют песнь Моисея и песнь Агнца: «Велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых! Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою, ибо открылись суды Твои» (Откр. 15:3, 4). Подобно древнему Израилю после Исхода, они не поют о себе. Они поют только о Христе. Они поклоняются только Ему одному, только Его они прославляют, являя, как противоположны они по характеру сатане. В то время как они знают отличие между Творцом и творениями, сатана отрицает этот факт. Погибшие — это люди, пытающиеся занять Божье место и потерявшие свое. Спасенные признают положение Христа и остаются довольными своим положением. Они не пытаются быть Богом, но покоятся в Творце и Искупителе. Следовательно, они хранят субботу Христа, потому что Он хранит их.

Основное различие между спасенными и погибшими заключается в их понимании и принятии отличия Христа от них. Спасенные испытают это отличие, когда они будут покоиться в Нем. Этот опыт проведет их через последний исход во время последних событий, он же является сущностью субботы. Они покоятся только во Христе и всю вечность будут петь о Нем и своих опытах, пережитых в последнее время (см. Откр. 14:3). Нам нужно оценивать последние события в этой перспективе, спасенные будут испытывать субботний покой в Нем, что побудит их петь песнь избавления в жизни грядущей.

Основным для избавления при переходе через Красное море и во время последних событий является избавление, дарованное Голгофой. Там Христос не прошел через воды, но умер смертью, которую мы заслуживаем. Он стал врагом ради нас. Он как бы превратился в египетскую армию и вавилонского зверя. Не знавший греха сделался грехом ради нас (см. 2 Кор. 5:21), занял наше место и умер нашей смертью (см. Рим. 4:25), чтобы мы могли пройти по сухой земле. Неудивительно, что мы всегда будем петь песнь Моисея и песнь Агнца, песнь избавления. Покой в Его спасении — это средоточие Евангелия и сама суть субботы. Все попытки изменить субботу, даже под маской христианства, — это мятежная попытка спасти себя своими силами и отречься от Спасителя, не признавая правильного отличия между Ним, Творцом-Искупителем и человеческими существами — Его зависимыми творениями.

(1) Богословы веками пытаются объяснить необъяснимое. Такая теодицея стремится ответить на вопрос, почему грех вошел в Божью Вселенную, несет ли Бог за это ответственность или нет. Если Бог вселюбящий и всемогущий, как же мог появиться грех? Всеобщая любовь дала нам творческую свободу. Мы ей злоупотребили, и это привело к греху. См. : Evangelical Dictionary of Theology, Walter A. Elwell, ed., Grand Rapids Baker, 1987, pp. 1083, 1086.

(2) E. Уайт. Патриархи и пророки, с. 38.

(3) Там же, с. 40.

(4) Когда Кейл и Делицш заметили, что «сомнение, неверие, гордость были причиной греха как наших прародителей, так и грехов их потомков» (Commentary on the Old Testament in Ten Volumes, Games Martin, trans., Grand Rapids: Eerdmans, 1986, vol. 1, p. 96), они сосредоточили внимание на том факте, что сомнение ведет к непослушанию, разделение — к внешнему греху. Так было и с Люцифером. «Постепенно Люцифер стал вынашивать в себе желание самовозвышения» (Е. Уайт. Патриархи и пророки, с. 35). Гордость лишила его чувства зависимости от его Творца и, наконец, привела его к мятежу.

(5) Вот почему суббота, возможно, является лучшим показателем нашего духовного состояния. Если соблюдение субботы является для нас радостью, она дает способность проникновения в сущность наших взаимоотношений с Богом, и наоборот. Ср. : «Когда христианин с благоговением относится к субботнему дню и святит его, он делает это исключительно в ответ на Божье повеление и просто потому, что Бог является его Творцом. Следовательно, заповедь о субботе является более точным мерилом духовности, чем любая другая заповедь. И как в дни древнего Израиля, часто она является большим испытанием верности Богу, чем любые другие заповеди» (Raoul Dederen. "Reflection on a Theology of the Sabbath" / The Sabbath in Scripture and History, Kenneth Strand, ed., Washington, D. C. : Review and Herald, 1982, p. 302).

(6) Дерево «посреди сада» (Быт. 3:2) Едемского принадлежало к творению, которое Бог назвал «очень хорошим» (Быт. 1:31). Само по себе оно было хорошим для пищи подобно тому, как седьмой день, суббота, так же хорош для работы, как другие шесть. Но Бог отделил дерево и субботу по разным причинам, однако ими преследуется одна и та же цель: они избраны служить видимыми знаками верности Христу, проявляемой в том, чтобы держаться от дерева подальше и иметь глубокие личные отношения с Богом. То и другое было непреложным условием и определяло судьбу — не само по себе, но вследствие того, что оно отражало преданность творения или ее отсутствие по отношению к Создателю.

(7) После падения сатаны и его изгнания с неба (Откр. 12:7-9) Христос сотворил планету Земля с Адамом и Евой (Быт. 1:2), а затем учредил субботу (Е. Уайт. Патриархи и пророки, с. 336; Пороки и цари, с. 183; Желание веков, ее. 281, 288; Свидетельства для Церкви, т. 2, с. 582). Буквально «суббота для человека» (Мк. 2:27). Как возникновение греха, так и установление субботы было новым явлением во вселенной. Я считаю, что суббота была Божьим ответом на проблему греха, потому что она сосредоточивала на самой причине появления греха, то есть на нежелании признать различие между Творцом и сотворенными существами. Человек может быть искушаем спросить, почему Бог не учредил субботу прежде? Не остановило ли бы это грех? Очевидно, соприкосновение с самим величием Божьим делало больше, чем что-либо еще, чтобы напомнить сотворенным существам, что они не идут в сравнение с непревзойденным величием, всемогуществом, всеведением, с вездесущностью и вечностью Бога.

(8) Soren Kierkkegaard. Philosophical Fragments, Princeton, N. J. : University Press, 1962.

(9) E. Уайт. Великая борьба, с. 437, 438.

(10) Там же, с. 438.

(11) «Вообще говоря, иудейские писатели, жившие вне Палестины (так называемые эллинисты), подчеркивали, что суббота учреждена при Творении, в то время как жившие и писавшие на самой святой земле (палестинцы) делали большее ударение на особом взаимоотношении между Господом и Израилем, которое выражала суббота. Например, некоторые палестинские фарисеи отрицали, что суббота вообще имеет какое-либо отношение к язычникам, а писатель эллинист Филон описывал субботу как „день рождения мира" и „праздник не одного города или страны, но всей вселенной"» (Baker Encyclopedia of the Bible, Walter A. Elwell, ed., Grand Rapids: Baker, 1988, p. 1877).

(12) См. глава 27, ссылка 37.

(13) Барт рассматривает на Творение как исходную предпосылку воплощения Христа, как «внешнюю основу завета» (Church Dogmatics, Edinburgh, Scotland: T & T Clark, 1960, vol. 3, part 1, pp. 94-228); ср. : завет, как внутренняя основа Творения (там же, с. 228, 229). Ср. : «Мы уже сказали, что не человеческий, но Божественный покой в седьмой день есть венец Творения» (там же, с. 223); «седьмой день как коронация Творения» (там же, с. 223).

(14) См. последнюю часть этой главы и сноску 55.

(15) Справедливо, что Христос находится с нами каждый день (Мф. 28:20; Евр. 13:5), занимаясь все время нуждами человеческими. Однако, поскольку люди поглощены добыванием средств к существованию, нам нужен день, отделенный для того, чтобы мы посвятили время для Бога. В этом особом смысле Христос снисходит к нам каждую субботу таким образом и в такой полноте, которую мы не ощущаем в течение других шести дней труда. Вхождение в покой Христов в субботу требует, однако, вхождения в Его покой каждый день (ср. Евр. 4:1-11).

(16) Это противоречит пантеистической точке зрения, которая не видит различия между Творцом и Его творениями. Бог присутствует со Своим творением во времени и не отождествлен с Ним в пространстве.

(17) Abraham Heschel. The Sabbath, Its Meaning for Modern Man, New York: 1951. В сравнении с объектами пространства суббота является нетленной и всемирной; см. : Самуэль Баккиоки. Божественный покой для беспокойного человечества, с. 118.

(18) Вращением земли вокруг солнца определяется продолжительность года, вращением луны вокруг земли определяется продолжительность месяца, а недельный цикл зависит от субботы — дня, установленного в Едеме.

(19) Поскольку суббота была первым полным днем в жизни Адама и Евы, Карл Барт соотносит это с первым днем недели и соблюдением воскресенья. «По существу, ранние христиане (1 Кор. 16:2; Деян. 20:7) не придумали ничего нового, когда приняли первый день недели как праздник вместо седьмого дня и называли его kuriake hemera (Откр. 1:10). Напротив, здесь раскрыта и принята хронология, подразумеваемая в 1-й и 2-й главах Книги Бытие. Ибо они начинали неделю с праздника, вместо того чтобы закончить ее праздником» (Church Dogmatics, vol. 3, part 2, p. 458). Он игнорирует самый существенный, неизменный факт, что Бог сделал седьмой день Своей субботой. И то, что суббота была первым днем человечества, не может изменить Его выбора, как и наш «день рождения» не может стать для нас субботним днем.

(20) Барт делает углубленный комментарии относительно покоя, предшествующего работе. «Не должен ли „покой" быть наградой за предшествующий труд? Не должны ли мы говорить о нем в таких же определенных терминах, каких говорим о работе? Вопрос может казаться очевидным, но фактически он должен быть обратным. Можем ли мы понять, что такое рабочий день, день труда во взаимоотношениях с нашими ближними, прежде чем мы поняли, что такое святой день? Можем ли мы слышать закон, прежде чем мы слышали Евангелие? Может ли человек видеть свое дело и энергично браться за него по повелению Бога, если вначале по тому же повелению Бога он не наслаждается, не отдыхает, не покоится и не святит святой день передБогом, радуясь свободе? Может ли он ценить свой труд и воздавать ему должное кроме как во свете границ этого труда, его торжественной приостановки? Разве эта приостановка не является истинным временем, от которого человек может иметь другое время?» (Karl Barth. Church Dogmatics, vol. 3, part 4, p. 51).

(21) Тот факт, что Адам и Ева свой первый день провели со Христом, а затем приступили к своей первой рабочей неделе, иллюстрирует христианскую жизнь. Христиане трудятся, потому что они любят Христа (Ин. 14:15). Нехристиане трудятся для достижения божества, просвещения или нирваны. Они трудятся, чтобы быть «спасенными». Христиане трудятся, потому что они спасены. Основное различие проистекает из осознания христианином разницы между Творцом и творениями. Дело Творца — давать спасение. Человеческие существа не могут заслужить спасение, как и дать его. Спасение, как дар, заслужить невозможно, хотя его можно получить и можно потерять. Сотворенное существо не может заработать то, что может быть только дано. Более глубокое понимание субботы делает это более понятным. То, что делает субботу отрадою по сравнению с другими днями, — не сам день, а Божье благословение этого дня (Быт. 2:3; Исх. 20:11), а потому Его дар. Верно, что Он снисходит, чтобы быть с нами постоянно, но в субботу у нас больше времени быть с Ним. Христос подарил нам субботнее время, чтобы мы могли принять дар Его Самого.

(22) Все нехристианские религии не понимают различия между Творцом и Его творениями. Пантеизм и панентеизм игнорируют это отличие. Сатана впервые искусил Еву, предложив ей предполагаемый прогресс, чтобы она уподобилась Богу через согрешение (Быт. 3:1-5). Кейл и Де-лицш замечают, что «обманчивая надежда уподобиться Богу возбудила желание запретного плода» (Commentary on the Old Testament in Ten Volumes, Pentateuch, Grand Rapids: Eerdmans, 1986, vol. 1, p. 95). Ясно, что нарушение Божьего Слова было попыткой не уподобиться Богу, а, видимо, стать Богом. Очевидно, даже совершенный человек был подвержен искушению стать, как Бог. Обратите внимание на следующие слова: «В серии одиннадцати следующих друг за другом предложений описаны роковые шаги, которые подразумевают быстроту действий, -„она увидела", „она взяла" и „она дала"» (Gordon J. Wenham. Word Biblical Commentary, Genesis 1-15, David Hubbard and Glenn W. Barker, eds., Waco, Tex. : Word, 1987, vol. 1, p. 75)

(23) Например, таковы гностические и неоплатоновские идеи. «В средние века неоплатоновские идеи Плотиния и других смешались с христианскими представлениями и положили начало мистицизму мыслителей, подобных Иоанну Скотию Еригену. Общее есть действительность, акаузальный процесс дает начало частному. Следовательно, сотворенный порядок — это фактически Бог, раскрытый в частностях» (Evangelical Dictionary of Theology, p. 351).

(24) «Мы должны покоиться полностью, чтобы Бог мог трудиться в нас» (John Calvin. Institutes of the Christian Religion, vol. 1, p. 340).

(25) «Нигде в Ветхом Завете настоящая радость по поводу поклонения в субботу не выражена более воодушевленно, чем в 91-м псалме, который называется „Песнь на день субботний"» (Baker Encyclopedia of the Bible, p. 1876).

(26) Первая ангельская весть в жизни — это поклонение Христу как Творцу, она может исходить только из сердца и разума, видящего прежде всего различие между Творцом и творениями. Поклонение изливается из сердца или разума человека, который знает «достоинство» того, кому он поклоняется. «Убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его, и поклонитесь Сотворившему небо и землю, и море и источники вод» (Откр. 14:7).

(27) Трехангельские вести описывают две группы людей, живущих в последнее время: поклоняющиеся Христу (Откр. 14:7) и поклоняющиеся зверю (Откр. 14:9). Исторические примеры, описанные в Книге Даниила, которые раскрывают эсхатологические конфликты, показывают, что основным фактором являлось поклонение. Например, (1) поклонение золотому истукану (Дан. 3) и (2) поклонение царю Дарию (Дан. 6). Три еврейских юноши в раскаленной печи и Даниил в львином рву представляют тех, кто останется верным их поклонению Христу в грядущем испытании воскресным законом. Подлинное соблюдение субботы поддержит их, как мы отметим в последней части этой главы.

(28) Baker Encyclopedia of the Bible, p. 1877.

(29) «Множество тщательно разработанных и казуистических правил (согласно раввину Иоанну существовало 1 521 производных законов), предусмотренных для ограждения субботы, превратили соблюдение этого дня в законнический ритуал» (S. Bacchiocchi. From Sabbath to Sunday, p. 33).

(30) «Некоторые подробные правила вызывают удивление. Например, в субботу человек мог занять у своего соседа кувшины с вином или с маслом при условии, что он не скажет ему: „Дай мне их взаймы" (Shab. 23:1). Это подразумевало бы сделку, а сделка требовала записи, а запись была запрещена. И еще: „Если человек потушит светильник ночью в субботу из-за страха перед язычниками, ворами или злыми духами или ради страдающего, чтобы больной мог спать, то он не виновен; но если он сделал это чтобы сохранить светильник, масло или фитиль, то он виновен" (Shab. 2:5). Отношение к исцелению в субботудемонстрируется удивительным постановлением, что человек не может положить на зубы уксус, чтобы облегчить зубную боль. Но он может принимать уксус с пищей в обычном порядке вещей, и раввины делали философский вывод: „Исцелился значит исцелился" (Shab. 14:4)!» (Leon Morris. The New International Commentary: NT, John, p. 305, fh. 25).

(31) Если в субботу позволялось отвязывать осла (из корыстных, а не милосердных соображений), то почему не освободить женщину (Лк. 13:15)? «С акцентом на слово luein делается такой вывод: сию же дочь Авраамову… не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний? (Ст. 16)» (Theological Dictionary of the New Testament, Gerhard Kittel, Gerhard Friedrich, eds., G. W. Bromiley, trans., Grand Rapids: Eerdmans, 1983, Eduard Lohse, vol. 7, p. 25. См. : "The Sabbath Conflicts of Jesus", pp. 21-28).

(32) ЛеонМоррисправ, замечая, чтоИисусцеленаправленноисцелялвсубботу. «Иисус не сдерживал Себя, творя дела милосердия, в угоду предписаниям книжников, запрещающим дела исцеления в этот день. Возможно, Он даже избрал этот день для своих дел, чтобы прояснить этот вопрос» (The New International Commentary: NT, John, p. 305).

(33) «Он исцеляет в субботу, потому что для этого Ему предоставляется возможность, а не потому что это суббота» (Lincoln цит. в: From Sabbath to Lord’s Day, p. 360).

(34) J. Danilelou. Bible and Liturgy, South Bend, Ind. : University of Notre Dame Press, 1956, p. 226. W. Rordorf. Sunday: The History of the Day of Rest and Worship in the Earliest Centuries of the Christian Church, Philadelphia: Westminster, p. 70.

(35) «Столкновение Иисуса с фарисеями происходило там, где их традиции отклонялись от библейского учения… Раввинские традиции возвышали установление над людьми, которым оно было призвано служить… Иисус бесстрашно разоблачал бессердечность и абсурдные противоречия, к которым такое отношение приводило. Как, спрашивал Он, может считаться правильным обрезывать младенца или вести скот на водопой в субботу (что было разрешено традицией) и неправильным исцелить хронически увечную женщину и парализованного мужчину -хотя их жизни и не грозила немедленная опасность (Лк. 13:10-17; Ин. 7:21-24)? Суббота, учил Он, была особенно подходящим днем для дел милосердия (Мк. 3:4, 5). Если традиция говорила иначе, то было самое время вернуться к Библии (Мф. 12:7)» (Baker Encyclopedia of the Bible, vol. 2, p. 1877).

(36) «Ясно, что, согласно их принципу, в субботу разрешалось делать то, что могло спасти жизнь или предотвратить смерть. Обратныйподходфактическиподразумевалсякакубийство» (Alfred Edershaim. The Life and Times of Jesus the Messiah, Grand Rapids: Eerdmans, 1986, vol. 3, p. 60).

(37) «Одноисцелениевсубботупоказываетпродолжительнуюборьбу, которуювелииудеисИисусомотносительносубботы» (George R. Beaseley-Murray, World Biblical Commentary, John, D. A. Hubbard, G. W. Barker, eds. ? Waco, Tex. : Word, 1987, vol. 36, p. 72).

(38) Donald Guthrie. New Testament Theology, p. 942.

(39) Merrill С Tenney. The Expositor’s Bible Commentary, John, Frank E. Gaebelein, ed., Grand Rapids: Zondervan, 1981, vol. 9, p. 62.

(40) Такое религиозное обвинение, затрагивающее иудейскую правовую традицию, не интересовало римский закон, но обвинение в разрушении храма, который римляне помогали строить, оказало свое действие. «Странно, что на судилище Его не обвиняли в нарушении субботы. Возможно, среди фарисеев существовали сильные разногласия, так что они не могли выставить такое обвинение» (Baker Encyclopedia of the Bible, vol. 2, p. 1877).

(41) Он исцелял людей, чтобы показать: суббота существует для людей -для их блага (Мк. 2:27). Он покоился в могиле, чтобы почтить заповедь о субботнем покое (Лк. 23:56), показывая, что мы должны соблюдать ее после Его смерти.

(42) Вечная жизнь начинается в настоящем. Совершенное деяние Христа привнесло будущее в настоящее, как это видно на примере Пятидесятницы.

(43) Адам стоял в полноте зрелости в пятницу Творения, что нельзя сказать о Втором Адаме, Христе (Рим. 5), когда Он родился Вифлееме. Но в пятницу Распятия Второй Адам находился в полноте зрелости — Он завершил Свою миссию словами: «Совершилось». Совершенным для нас была совершенная человеческая жизнь, характер, брачная одежда или покров праведности, который так же необходим для спасения, как Его смерть за наши грехи.

(44) Плата или жертва за грех принесена. В этом смысле совершено примирение. Но затем постоянно совершается воплощение этого примирения в жизнь, так что Христос еще служит на небесах, а «Дух Христа» еще служит на земле до полного завершения совершенного примирения.

(45) Некоторые считают, что, согласно Священному Писанию (Откр. 14:13), субботний покой наступает после смерти. Но в Евр. 4:9 используется не katapusis, но Sabbatismos. Для Ф. Ф. Брюса вхождение в покой Христа равносилен эсхатологическому исполнению. «Покой, сохраняемый для Божьего народа, назван „субботним покоем" — Sabbatismosили „соблюдением субботы" — потому что этот покой говорит об их участии в собственном Божьем покое. Когда Бог завершил Свою работу Творения, Он „покоился". Так и Его народ, завершив свое служение на земле, войдет в Его покой» (The New International Critical Commentary: NT, Hebrews, p. 77; ср. с 78).

Леон Моррис замечает: «Брус считает, что они „не наслаждаются этим покоем в их теперешнем смертном существовании, хотя он принадлежит им как наследие, и верой они могут пережить этот благостный опыт здесь и теперь". Мне следует полностью изменить порядок его слов и сказать, что верой они живут в нем здесь и теперь, но то, что они здесь знают, не является исчерпывающим знанием. Оно откроется впоследствии. Обрести христианское спасение означает прекратить дела человеческие и безмятежно покоиться в том, что совершил Христос» (The Expositor’s Bible Commentary, vol. 12, p. 43. Ср. : «Писатель изображает спасение как Божий покой, который человек должен разделить, и Бог будет полностью удовлетворен, если человек будет находиться в гармонии с Ним [Dods])» (A. T. Robertson. Word Pictures in the New Testament, Grand Rapids: Baker, 1960, vol. 5, p. 362).

(46) См. : F. F. Bruce. The New International Critical Commentary: NT, Hebrews, pp. xlii-xliv.

(47) Следующее сравнение упускает из вида действительную аналогию: «Суббота видится как памятник первого Творения и участия в нем Христа, в то время как воскресенье ознаменовало начало второго творения через Христа» (A. T. Lincon цит. в: From Sabbath to Lord’s Day, p. 382).

(48) E. Уайт. Великая борьба, с. 612.

(49) Е. Уайт. Свидетельства для Церкви, т. 9, с. 11.

(50) Е. Уайт. Избранные вести, т. 2, с. 368.

(51) Там же, с. 380

(52) Испытание будет всеобщим, как всеобщей является сама субботняя заповедь. Теперь будет видно, что суббота — это «установление Творения» и «испытание верности» для человечества, каким было «дерево» в Едеме. Как суббота, так и это дерево были предназначены для всех людей. Суббота не предназначена только для Израиля, как некоторые полагают.

(53) Е. Уайт. События последнего времени, с. 124.

(54) Е. Уайт. Желание веков, с. 300.

(55) Е. Уайт. Великая борьба, с. 649.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA
Христос грядет Норман Галли