Глава 25. Библейская точка зрения и ад

Сегодня люди используют слово «ад» чаще, чем слово «небеса». Это происходит потому, что их жизнь наполнена стрессами и беспокойством. Она больше похожа на ад, чем на небеса. Какая трагедия, что многие люди неправильно представляют себе, что такое ад! Вследствие этого учения Бог приобрел скверную репутацию. Миллионы людей отвергли Его по этой причине. «Если Он так поступает со Своими детьми, не стоит об этом говорить! Его любовь — это только фарс!» Следует разобраться, кто стоит за этой кампанией против Бога. Сатана проталкивает идею ада, чтобы затмить Голгофу. Они взаимоисключающи. Может ли Бог любить настолько глубоко, если Он наказывает без милости? Это та самая игра, о которой мы упоминали в книге. Сатана ненавидит крест, потому что на нем он потерпел поражение, и он сделает все от него зависящее, чтобы распятие не казалось важным. Ад весьма подходит для его цели.

Мы поняли, что нам необходимо увязать информацию о вечном аде и полном уничтожении, потому что в Священном Писании речь идет о том и другом. Чтобы найти определенный ответ, нужно посмотреть на этот вопрос в более широкой перспективе.

Библейское воззрение включает не только вопрос о спасении или осуждении человека. Оно переступает границы человеческой судьбы и открывает космическую борьбу между Богом и сатаной. Во второй главе мы видели, что сатана ненавидит Бога и хочет занять Его место. Он сумел обольстить третью часть ангелов, присоединившихся к нему в восстании против Бога, что указывает на то, что он преподносил искаженную истину о Боге. Почему святые ангелы восстали против своего Творца? Сатана изобразил Бога несправедливым, своевольным, суровым и что-то скрывающим от них, и именно это могло побудить ангелов присоединиться к восстанию. Сатана хотел стать подобным Богу, сидеть на Его престоле и править. Самый лучший способ спровоцировать ангелов к мятежу — внедрить идею о том, что Бог был несправедлив к нему (сатане) и его ангелам.

После изгнания с неба в Едеме сатана склонял Еву к непослушанию Божьему слову о смерти. «Нет, не умрете» (Быт. 3:4), — уверил он ее. Это равносильно тому, если бы он сказал: «Бог что-то скрывает от тебя. Съешь плод, и ты будешь, как Бог». Подход, каким дьявол искусил Еву, вероятно, использовался сатаной на небе. Своей продуманной стратегией он стремился побудить ангелов и людей усомниться в Боге, Его слове, а следовательно, в Его справедливости.

Если сатана прав, и люди не умирают, то они продолжают жить в момент смерти и будут жить вечно. Следовательно, должен существовать вечный ад. Бессмертные души просто не могут быть уничтожены. Творец же Христос, напротив, предостерегал, что съедение плода приведет к смерти (см. Быт. 2:17) и что окончательное непослушание приведет ко второй смерти (см. Откр. 20:6). Спор вокруг учения об аде приводит нас к двум противоположным предсказаниям, которые сделали в Едеме Бог и сатана о человеческой смерти.
Вопрос справедливости

Мы видим, что временный ад с его процессом, заканчивающимся уничтожением, видимо, лучше отражает библейские факты, если мы воспользуемся протестантским принципом Sola Scriptura, в котором Священное Писание изъясняет само себя. Тогда мы объясняем вечность ада уничтожением, вызванным самим адом. Этот вывод становится тем более важным, когда мы сталкиваемся с фактом, что богословы используют вечность ада в качестве доказательства Божественной справедливости. Люди грешили 70 лет, и за это их сжигать все вечность? Что это за справедливость?
 
1. Ад как проявление Божьей справедливости

Католический теолог Карл Ранер полагает, что ад является «проявлением справедливости Бога» в том, что «справедливый Бог „активен" в адском наказании лишь постольку, поскольку он не освобождает человека от реальности определенного состояния, к которому человек пришел сам, хотя это состояние противоречит миру как творению Божьему» (1). Эти слова напоминают нам Фому Аквинского, который сказал: «В этом месте огонь продолжает гореть всю вечность по велению Божественной справедливости» (2), ибо «кажется справедливым, что смертный грешный человек должен терпеть наказание вечно» (3). Аквинский даже заявляет, что нечестивые «наказываются меньше, чем они того заслуживают» (4).

Далее он полагает, что вечное наказание преследует две цели: «Во-первых, вечным наказанием охраняется Божественная справедливость, что приемлемо для Бога ради самой справедливости». Ибо, по словам Григория, «Он никогда не удовлетворяется наказанием нечестивых». «Во-вторых, вечное наказание полезно, потому что избранные радуются, находясь там, где они есть, видя в этом наказании Божью справедливость, и сознают, что избежали его» (5). Григорий говорит, что «великая справедливость судьи заключается в том, чтобы наказание никогда не прекращалось для тех, кто в этой жизни никогда не прекращал желать греха» (6). Представляли ли себя когда-либо эти люди на месте погибших? Они, видимо, бойко говорили об этом, уверенные, что им никогда не придется этого испытать.

Уэйн Грудем приводит два текста из Книги Откровение: «И дым ее восходил во веки веков» (Откр. 19:3) и «будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откр. 20:10). Затем он дает объяснение, что «эти тексты должны заставить нас понять огромность зла, которое заключено в грехе и восстании против Бога и величие святости и справедливости Бога, Который приводит в действие это наказание» (7). Другими словами, вечный ад открывает чудовищность греха и громадность Божьей святости и справедливости. Интересно, что Грудем отождествляет Божью справедливость с вечным наказанием в аду. «Это поможет нам понять, — говорит он, — что если бы Бог не совершал вечного наказания, тогда Его справедливость, очевидно, не была бы удовлетворена» (8).

Уильям Г. Т. Шедд считал, что наказание удовлетворяет справедливость (9). В аду «самое главное — справедливость, которая составляет его суть» (10). Если мы отрицаем, что Бог справедлив, что люди имеют свободу воли и грех не наказуем, тогда «не существует оправдания непрерывному наказанию» (11). Ясно, что в его представлении Божья справедливость соединена с вечным адом. Гарри Бьюис подчеркивает, что «Бог был бы абсолютно справедлив с людьми, если бы он позволил всем идти своим путем к своему осуждению. Мы не должны критиковать Бога за то, что некоторых Он посылает в ад, но скорее хвалить Его за то, что некоторых Он избавляет от вполне заслуженной ими судьбы и дает им дар вечной жизни» (12).

Чарльз Ходж заканчивает свой трехтомник «Систематической теологии», отвечая на возражения относительно ада и пытаясь показать несостоятельность тех, кто считает ад «несовместимым с Божьей справедливостью» (13). Во-первых, он считает, что «мы не компетентны судить о том, какого наказания заслуживает грех». «Об этом знает только Бог, и поэтому наказание, налагаемое Им за грех, — единственная справедливая мера, которую заслуживает зло». Во-вторых, «если со справедливостью Божьей несовместимо, чтобы люди погибали за свои грехи, тогда искупление не является делом благодати или незаслуженной милости» (14). В-третьих, грех бесконечен, потому что люди совершают его «против личности, обладающей бесконечным величием». В-четвертых, поскольку, находясь в аду, «погибшие продолжают грешить беспрестанно, то по справедливости они могут беспрестанно подвергаться наказанию» (15).

Затем Ходж указывает на три момента относительно Божьей благости в попытке ответить на обвинение, что ад несовместим с Божественным великодушием. Во-первых, если, по его словам, Божья благость позволила греху и несчастью быть жребием человечества со времени грехопадения, то почему та же благость не может допустить, чтобы «некоторые из них всегда оставались несчастными»? Во-вторых, число погибших в сравнении с «полным числом спасенных будет незначительным». И в-третьих, «нам следует склониться в смирении и закрыть свои уста при мысли, что самые серьезные и подробные высказывания о вечном несчастье нечестивых были даны Тем, Кто, хотя был и равным Богу, принял образ человека и смирил Себя даже до смерти и смерти крестной за нас, людей, и за наше спасение» (16). Этими словами Чарльз Ходж заканчивает свою систематическую теологию.

В то время как Чарльз Ходж считал, что только немногие пойдут в ад, по мнению Августина, их будет большинство. Обдумав несколько альтернатив при рассмотрении Божьей благодати, он сказал: «Если бы все оказались наказаны и справедливо осуждены, ни для кого не проявилась бы милость спасающей благодати. С другой стороны, если бы все были переведены из тьмы к свету, то ни на ком не была бы явлена суровость возмездия. Но гораздо больше людей обречены на наказание, чем избавлены от него, чтобы было ясно, чего заслужили все. И если бы к наказанию были приговорены все, никто не нашел бы оснований сомневаться в справедливости Того, Кто совершает мщение. Значит, само избавление очень многих от справедливого наказания служит причиной к воздаванию самой сердечной благодарности за безвозмездный дар Избавляющего» (17).

В своей книге, написанной в 1995 году, «Что произошло с адом?» Джон Бленчард соглашается со словами Пола Хелма, что «ад — это место, где торжествует справедливость, где наказание распределяется не в согласии с извращенным, пристрастным, невежественным судопроизводством человеческого общества, но полностью в соответствии с нормами Того, Кто Сам является высшей справедливостью» (18). В другом месте Бленчард одобрительно цитирует Хелма, говоря, что «ад — это не бесовское поселение, получившее одностороннюю независимость от Бога. Поскольку Божья справедливость полностью признается, Божий характер оправдан» (19). Бленчард считает, что вечная Божья ненависть к нечестивым есть проявление Его справедливости (20). «Ничто так живо не продемонстрирует Божью силу и справедливость, приводящую в трепет, чем тот факт, что нераскаявшиеся грешники не смогут избежать последствий своей нераскаянности, а также облегчить или прекратить наказание, которое их нечестие справедливо заслуживает. Бог прославляется в их вечном осуждении» (21).

Далее он настаивает на том, что уничтожение нечестивых было бы несправедливым и безнравственным. Если ад существует для наказания грехов, и это наказание является полным, говорит Бленчард, «то, конечно, справедливый Бог скорее приветствовал бы нечестивых на небесах, чем обрек их на несуществование» (22). Разумеется, он сам не верит, что за такое бесконечное зло может быть когда-либо заплачено. Отвержение Бога — это бесконечное зло, заявляет он, и оно требует бесконечного наказания, так что «беспредельные адские страдания точно соответствуют преступлению, в котором нечестивые виновны, и эти страдания являются абсолютным примером совершенной Божьей справедливости» (23).

Бленчард признает, что «под угрозу поставлено понимание Божьего характера. Божье наказание грешников — это не поступок, предпринятый Богом сгоряча. Отнюдь нет. Наказание является следствием Его совершенной справедливости и неизменной ненависти к злу. Поскольку это так, Бог никогда не „охладит" зло, то есть не проявит большей терпимости к упорному мятежу грешника» (24). В результате он считает, что людям необязательно понимать, что ад справедлив. «Если быть честными, — говорит он, — не должны ли мы признаться, что иногда даже библейские повествования о взаимоотношении Бога с Его народом кажутся „не имеющими смысла"? Разве это означает, что мы должны найти им некоторые объяснения, соответствующие нашим земным идеям о любви, справедливости или честности? Делать это было бы равносильно тому, что творить Бога по собственному образу» (25).

2. Оценка Божьей справедливости

Божья справедливость — это главный вопрос космической борьбы. Большинство христиан упустили из виду часть более широкой библейской перспективы, что также представляет собой важный аспект последних событий, как мы увидим позднее. Очень важно, чтобы мы рассматривали любое высказывание в защиту ада в свете этой более широкой библейской перспективы. Как мы видели, вселенская борьба подразумевает нападение сотворенных существ на своего Творца. Сатана и его ангелы восстали против Бога, обвиняя Его в несправедливости и полагая, что их жизнь была бы намного лучше, если бы они порвали с Ним связь.

Как мы помним, многие богословы считают, что сильнее всего вечный ад защищается учением Самого Христа (26). Однако тот же самый Христос учил людей любить своих врагов (см. Лк. 6:27) и преследователей (см. Мф. 5:44). На кресте Он молился о прощении тех, кто распял Его (см. Лк. 23:34). Мы знаем, что Он воплощал в жизнь Свое учение и что в будущем Он не поступит со Своими врагами иначе, чем Он поступал в Своей земной жизни. Говорить, что ад — это вечное наказание тех, кто Его отверг, что Бог делает это, потому что Он ненавидит их, и что Он вечно будет им мстить — значит принять тот образ Бога, который сатана всегда навязывал вселенной. Жизнь и смерть Иисуса решительным образом опровергли такой портрет. И Бог не отличается от Христа. Иисус уверил Своих учеников, что, взирая на Него, они получили истинное откровение о Боге Отце (см. Ин. 14:9).

Более того, когда Иисус стал заместителем человека и понес на Себе грехи каждого (см. 2 Кор. 5:21), умирая за погибший мир (см. Ин. 3:16), Он не страдал вечно в месте, называемом ад. Грехи, которые Он принял на Себя, быстро сокрушили Его жизнь, и Он умер смертью грешника. Его смертью явилось разделение с Его Отцом, что исторгло из Него скорбные слова: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк. 15:34). Если бы Христос был только человеком, то Его разделение с Богом было бы вечным. Если бы Он действительно был грешником, Он умер бы смертью, которую Священное Писание называет второй смертью (см. Откр. 20:6), то есть окончательной смертью, которая является осуждением за грехи.

Как отмечено было в предыдущей главе, смерть — это прекращение жизни. Любое воззрение, предполагающее, что смерть — это переход в другой вид существования, не отличается от языческих представлений о врожденном бессмертии. В Едеме Бог предупреждал, что вкушенный плод от запретного дерева приведет к смерти. С тех пор смерть стала уделом человечества. Если бы Христос не пришел, чтобы принять смерть за нас, тогда ею мы были бы вечно разделены с Богом. Поскольку умер Христос, нас ожидает воскресение, когда люди, избравшие вечную жизнь, будут с Христом навеки.

Различие между спасенными и погибшими определяется тем, разделены они с Богом или нет. Спасенные останутся с Богом, потому что они приняли смерть, которую Христос претерпел за них. Но погибшие будут разлучены с Богом, потому что они отвергли эту смерть. Таким образом, поддерживается Божья справедливость. Он не навязывает решения той и другой группе и, следовательно, не предопределяет их судьбу. Бог не издает вечного указа, предопределяющего для одних спасение, а для других погибель. Это было бы несправедливо, потому что это игнорировало бы человеческую свободу откликнуться на Божью любовь ко всему человечеству. Жизнь — это испытательный срок, дающий человеческим существам возможность ответить Ему, руководствуясь свободой, данной им Богом. Он уважает свободу Своих творений, и это справедливо.

Решения, принимаемые в процессе жизни, формируют характер, характер же делает нас тем, чем мы являемся, а это определяет, будем ли мы радоваться с Богом в вечности или нет. Бог не спасает погибших потому, что они не выдержат Его присутствия. По Своей милости Бог позволит им быть отлученными от Него навсегда, потому что быть на небе для них было бы равносильно тому, что быть в аду. Они оставались бы вечно несчастными в присутствии безграничной чистоты. Напротив, спасенные будут наслаждаться Его присутствием вечно. Справедливый и любящий Бог не находит радости в том, чтобы делать людей несчастными. Предположение, что Он будет вечно радоваться мукам Своих детей в аду, — это самое абсурдное искажение Божьего характера, это уподобление Бога сатане, Его главному мятежнику, кто, обладая дьявольским коварством, радовался бы такой страшной несправедливости.

Сатана, пользуясь продуманной стратегией, стремится представить ложную картину о Боге. Когда Бог сказал, что грех навлечет смерть, дьявол ответил: «Нет, не умрете». На его ложной предпосылке появилось ложное представление о жизни души после смерти и сопутствующее ему учение о вечном наказании. Если после смерти продолжается жизнь, тогда погибшие терпят бесконечное наказание. Я считаю, что идея вечно горящего ада — одно из самых сильных орудий сатаны, используемых им в космической борьбе, чтобы побудить людей отвергнуть Бога. Такое воззрение разрушает откровение Божьей любви, явленное на Голгофе. Может ли кто-нибудь совместить это откровение высшей любви с картиной бесконечного наказания? Вечны последствия Голгофы, а не ее процесс. Точно так же окончательными являются последствия ада, а не его процесс. Вечные последствия Голгофы и вечный процесс ада взаимоисключающи. Христос Голгофы не является Богом вечного ада.

3. Вторая смерть и Божья справедливость

Однако защитники идеи вечного ада ссылаются на Божью справедливость. Они считают, что Бог справедлив, когда вечно сжигает людей, которые согрешили против Него, безграничного Существа. Некоторые полагают, что даже единственный грех против безграничного Существа заслуживает безграничного наказания. Уэйн Грудем говорит в смирении: «Мы должны признать, что окончательное решение глубин этого вопроса находится далеко за нашей способностью понимания и остается сокрытым в советах Божьих» (27). Я понимаю его точку зрения, так как она берет свое начало из мировоззрения, ограниченного вопросами спасения и осуждения. Но в более широкой библейской перспективе — перспективе космической борьбы, в которой очень много значит, считают ли люди Бога справедливым или нет, для нас ничего не должно быть сокрыто где-то в Божественных советах. Если бы это было так, то вопрос, вокруг которого ведется вселенская борьба, навсегда остался бы не разрешенным. Фактически, именно воззрение об аде, поддерживаемое Уэйном Грудемом и другими, вызывает сомнение в Божьей справедливости. Многие богословы кальвинистского крыла Реформации решают этот вопрос, ссылаясь на скрытое определение Деус абскондитус (Deus absconditus), или скрытого Бога за Христом, — позиция, которую Карл Барт решительно отрицал.

Ответить на это можно, показав, что Бог хочет разрешить вопрос о Своей справедливости перед вселенной с участием сотворенных Им существ. Сотворенные существа выступают в роли присяжных. Откровение Божьих отношений с сотворенными существами должно рассматриваться и с их точки зрения, а не просто с Божественной перспективы. Говорить, что Бог справедлив, а затем ожидать, что разумные сотворенные существа покорно примут это заявление, — не так уж хорошо. Бог желает, чтобы Его справедливость была видна во всех Его действиях для сотворенных существ, включая их будущую судьбу на небе или в аду.

Если Бог допускает космическую борьбу, чтобы сотворенные существа могли видеть факты и соответственно выражать свое мнение, то никакие уверения о том, что ад справедлив с Божьей точки зрения, не принесут пользы. Фактически, если бы Божья справедливость рассматривалась только с Его перспективы, а не с перспективы сотворенных существ, тогда Бог мог бы уничтожить сатану и падших ангелов в начале их мятежа и ожидал бы, что все другие сотворенные существа приняли бы это действие как совершенно справедливое. Хотя их мятеж заслуживал такого конца, Бог знал: уничтожь Он мятежников сразу, сотворенные существа служили бы Ему из страха, а не из любви. Сам факт продолжающегося мятежа показывает, что Бог желает, чтобы сотворенные существа видели Его справедливость и чтобы после окончания борьбы восстание никогда не повторилось снова. Вот что реально поставлено на карту, а не просто Божественное определение справедливости. Бог желает блага всей вселенной. Ее обитателям нужно убедиться, что Он справедлив, а не просто слышать об этом из Его уст. Они должны прийти к этому выводу на основе конкретных доказательств.

А как насчет второй смерти? Почему Бог воскрешает погибших для того, чтобы уничтожить их? Справедливо ли это? Двадцатая глава Книги Откровение упоминает о двух воскресениях. Мученики последнего времени, которые отказались поклониться зверю и его образу, поднимутся, чтобы царствовать с Христом 1 000 лет (ст. 4; ср. Откр. 13:11-15) и, наконец, остальные умершие «не ожили, доколе не окончится тысяча лет» (Откр. 20:5). Итак, тысячелетнее царство ознаменовано двумя отдельными воскресениями в начале и в конце. Воскресшие в начале тысячелетнего царства — все праведные, так как при Втором пришествии Христа «мертвые во Христе воскреснут прежде» (1 Фес. 4:16). Те, которым «дано было судить» (Откр. 20:4), «блаженны и святы», ибо они «имеют участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти», но они «будут царствовать с Ним [Христом] тысячу лет» (Откр. 20:6).

Второе воскресение, напротив, возвратит жизнь тем, кто подвержен второй смерти — погибшим всех поколений. Если первое воскресение вернет к жизни тех, кто будет участвовать в процессе суда, кто будет воскрешен во второе воскресение? Они тоже получат возможность сделать вывод. Вначале каждый получит решение суда. «И судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими» (ст. 12). Те, кто был судьями в течение тысячи лет, рассматривали те же самые записи, чтобы видеть, справедлив ли Бог, приговорив осужденных ко второй смерти. Искупленные удовлетворены тем, что Бог был справедлив в Своем суде. Они видят, что такие люди не способны общаться со святым Богом и что по Своей милости Бог дает раскаявшимся нечестивым возможность выбрать разлуку с Ним. Погибшее множество восстает из могилы, чтобы принять справедливое наказание. Гитлер или Сталин не просто умирают. Справедливость требует справедливого возмездия. Вот почему Бог возвратит к жизни всех нечестивых, когда-либо живших. Прежде они принимают наказание. Они видят, куда привела их жизнь, и понимают, что незаметно в каждом их деле проявлялось их сознательное отрицание Христова дара спасения.

Важно то, что каждый человек увидит и признает, что Бог воистину и бесспорно справедлив. Суды во время тысячелетнего царства и после него имеют отношение к Божьей справедливости. Тот факт, что Бог возьмет некоторых людей на небо, а других нет, делает необходимыми эти суды. Самому Богу не нужны эти суды, потому что Он всеведущ (см. Пс. 32:13-15; 55:9; 103:24; Ис. 44:28; 46:9, 10; Мал. 3: 16; Рим. 11:33; Еф. 3:10), и, следовательно, Он знает, кто будет спасен, а кто погибнет. Но поскольку вселенская борьба подняла этот вопрос о Божьей справедливости, Его всеведение — не достаточная основа для игнорирования следственного суда. Бог хочет, чтобы сотворенные Им существа увидели сами, что Он справедлив, и поэтому Он позволяет праведным в течение 1 000 лет рассматривать записи погибших, так что они вполне убеждаются в Его справедливости. Затем Он дает время, чтобы воскресшие нечестивые увидели, справедливо ли они лишаются неба и жизни. Нам нужно уяснить, что непавшие и павшие ангелы, а также спасенные и погибшие люди — все участвуют в рассмотрении Божьей справедливости. Если бы у вселенной не было вопросов относительно Божьей справедливости, Он мог бы в одностороннем порядке решить, кто погибнет, а кто спасется, не считаясь с мнением своих творений, подобно тому, как Он мог бы уничтожить сатану и его мятежников в начале.

Пятая глава Книги Откровение открывает тот факт, что вопрос о Божьей справедливости вовлекает все сотворенные существа. Христос как закланный агнец берет у Отца, сидящего на престоле, свиток (ст. 7). Это побуждает искупленных людей (24 старцев) петь: «Достоин Ты взять книгу и снять с нее печати, ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена, и языка, и народа, и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему; и мы будем царствовать на земле» (ст. 9, 10).

Иоанн описывает вторую группу. «И я видел, — сказал апостол, — и слышал голос многих Ангелов вокруг престола и животных и старцев, и число их было тьмы тем и тысячи тысяч, которые говорили громким голосом: достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение» (ст. 11, 12).

Еще одна группа присоединяется к искупленным людям и непавшим ангелам. «И всякое создание, находящееся на небе и на земле, и под землею, и на море, и все, что в них, слышал я, говорило: Сидящему на престоле и Агнцу — благословение и честь, и слава и держава во веки веков» (ст. 13).

Я считаю, что они представляют всех других сотворенных существ во всем космосе, включая павших ангелов и людей, а также непавших сотворенных существ всех обитаемых планет вселенной. Следовательно, падшие человеческие существа также будут петь песнь Богу и Христу, потому что они осудят себя. В этот последний момент они ясно понимают, вокруг чего велась вселенская борьба. Они признают, что в Своей смерти на Голгофе Христос дал абсолютное откровение того, каков Бог. Погибшие признают, что Бог сделал все, чтобы гарантировать их спасение. Лишь собственным отвержением этого дара они сделали себя непригодными для неба, так что они не могут не заявить о Божьей справедливости. Только тогда Бог позволит им следовать их выбору и навсегда разлучиться с Ним. Это смерть вторая.

4. Вторая смерть

Вторая смерть и похожа, и не похожа на смерть первую. Подобно смерти первой она действительно означает прекращение существования. Смерть в Священном Писании — это всегда смерть. В отличие от первой смерти после нее никогда не будет воскресения. Это окончательная смерть, которая постигнет всех нечестивых — та же самая смерть, которая уже постигла бы сатану, его ангелов и каждого человека, когда-либо умершего, если бы не происходила вселенская борьба относительно Божьей справедливости перед вселенной. Только после того, как вся вселенная признает Божью справедливость, — а это включает всех падших ангелов и людей — Бог сможет безопасно уничтожить нечестивых. Когда все сотворенные существа, когда-либо жившие, признают Божественную справедливость — и признают ее единогласно, они смогут принять свою участь как неизбежный результат их собственного выбора. Следовательно, справедливость Божья очевидна для всех. Нет никакого скрытого Божественного определения. Люди попали на небо не из-за страха перед адом. Только крест привлек людей к Христу. Но его отвержение делает людей непригодными для неба. Все видят, что спасение зиждется не на заслугах сотворенных существ, а исключительно на Божественной благодати.

Когда великое множество спасенных и погибших находятся вместе в какой-то момент в конце тысячелетнего царства, все рассматривают свою жизнь в свете Христовой смерти, свершившейся ради них. Они видят, что день суда уже наступил, и наступил на Голгофе (см. Откр. 12:9-11). Там Христос был осужден как грешник ради них. Там Он принял ожидавшее их наказание. Там Он умер второй смертью, которую заслуживают все люди. И там Он победил ад ради них.

5. Пересотворенная земля

Если человек строит свои представления о Боге в рамках мировоззрения, ограниченного вопросами спасения и осуждения, то ни вечное спасение, ни вечное осуждение не является для него проблемой. По существу, именно таким образом большинство делало свои выводы относительно ада на протяжении почти всей истории христианства. Но когда мы переступаем границы подобного мировоззрения и рассматриваем вопрос в свете вселенской борьбы, тогда конфликт неизбежно делает необходимым его разрешение. Справедлив Бог или нет? Как отмечено было выше, все сотворенные существа выскажут свое мнение по этому вопросу. Тогда на новой земле будет Новый Иерусалим (см. Откр. 21:1, 2). «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны» (ст. 4, 5). Вселенная возвращается к прежней гармонии, существовавшей до начала космической борьбы.

Очень важно раскрыть смысл двух только что приведенных текстов. Бог подчеркнул, что эти слова истинны. Сатана усомнился в первых Божьих словах о смерти, как об этом записано в Книге Бытие 3:1-4, и теперь в конце Священного Писания Бог говорит о смерти снова и подчеркивает точность того, что Он говорит. Смерти больше не будет. Пока концепция ада могла сосуществовать с таким представлением, ибо в аду никто не умирает. Но есть и последующие тексты. Там не будет ни слез, ни боли. Бог не делает примерно такого исключения: «кроме тех, кто страдает в аду». Фактически, в Священном Писании сказано: «Прежнее прошло». Это ключ к пониманию. Прежней земли с ее грешниками и грехами больше нет. Ее заменила новая земля, а также новый Иерусалим и искупленные.

Отрывок продолжает показывать, почему присутствует новый порядок: нечестивые брошены в «озеро, горящее огнем и серою. Это — смерть вторая» (Откр. 21:8). Здесь Книга Откровение определяет озеро огненное (что большинство считает адом) как вторую смерть, а не как вечное существование.

Некоторые, поддерживающие идею вечного ада, думают о Боге как о вечно ненавидящем нечестивых, и, по убеждению Фомы Аквинского, нечестивые будут вечно ненавидеть Бога (28). Но это не может быть решением космической борьбы. Довольно скверно звучит предположение Уильяма Г. Т. Шедда о том, что «Библия учит, будто во вселенной всегда будет некоторое количество греха и смерти. Некоторые ангелы и люди всегда будут врагами Богу» (29). Факт остается фактом: «Возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23) и «последний же враг истребится — смерть» (1 Кор. 15:26).

За утверждением Уильяма Шедда и различными представлениями о вечном аде стоит смутная идея о том, что представляет из себя смерть. А именно с этого вопроса о смерти и началась борьба на нашей планете (см. Быт. 3:1-4). Бог всегда воспринимает смерть всерьез, как мы убеждаемся в этом на примере смерти Христа. Сатана пытался скрыть серьезность смерти, отвергнув ее как возмездие за грех в саду Едемском, а затем побудив христиан поверить в продолжающееся существование души после смерти и вечное существование нечестивых в аду.

Сатана навязывает свою точку зрения о смерти всему миру разными путями. Люди в языческих религиях, таких как индуизм и буддизм, верят в переселение душ, в то время как в движении «Новый век» допускается многократная жизнь душ, соединяющихся с разными телами. Дьявольская идея о смерти пропитала также философию. Концепция бессмертия души наполняет греческие философские сочинения Сократа и Платона. Но, внедряя свою позициюотносительно смерти, сатана не останавливается на языческих религиях и философии. Он проник в библейские и теологические исследования через многих христианских мыслителей. Они повторяют языческие источники, разделяя то же самое исходное положение, согласно которому смерть — не конец существования, некоторые люди продолжают существовать в промежуточном состоянии до пришествия Христа, а вторая смерть — это не смерть, а дальнейшее вечное существование в аду.

Нехристианские воззрения о многократной жизни в различных телах имеют явные отличия по сравнению с многократными опытами (материализованными и нематериализованными), которые поддерживают большинство христиан. Прожить много жизней, чтобы удостоиться небес в нехристианском воззрении, — это совершенно не то же самое, что в христианском воззрении прожить одну жизнь на земле (евангеликалы) или продленную, загробную жизнь в чистилище (католики). Хотя такие отличия не являются непоследовательными сами по себе, все же они непоследовательны, если сравнить их с основной посылкой, которая дает им общее признание. Эта основная посылка, повсеместно разделяемая как языческими, так и христианскими мыслителями, заключается в том, что смерть — это не смерть и не прекращение всякого существования. Как только эта посылка принимается, вечное существование в аду следует за этим логически.

Мы видим, что в Едеме сатана интересовался вопросом смерти по нескольким причинам. Он хотел, чтобы Ева усомнилась в Божьем Слове («смертью умрешь»), он также стремился, чтобы она усомнилась в Божьей справедливости (Бог что-то скрыл от людей, запрещая им есть плод). Он также поставил своей целью скрыть от нее чудовищность греха (грех не приведет к смерти). Если же грех не приводит к смерти, то он не так уж плох. Обманув Еву, а через нее человеческую расу, он изменил тактику. Теперь мы слышим от богословов, что только одного конечного греха против бесконечного Бога достаточно, чтобы осудить грешника на вечные муки от рук справедливого Бога. В Едеме ложь сатаны преуменьшила чудовищность греха, а теперь учение об аде намного преувеличило его.

Я считаю, что учение об аде, как ничто другое, отвратило людей от Бога. Картина деспотичного, сурового, бессердечного, разгневанного Бога, Который радуется вечным мукам Своих детей, оттолкнула от Него бесчисленное количество людей, особенно когда христиане убеждают, что в ад попадают люди, которых Бог не избрал к спасению, а обрек на вечные муки просто потому, что на то была Его воля. Жестокая мысль о том, что святые будут ликовать, видя мучения нечестивых в аду, потому что они осознают, как благ Бог, спасший их самих, что они будут радоваться, видя собственную мать, брошенную в ад, что Бог будет вечно гневаться на нечестивых, — все эти идеи показывают, до какой степени сатана с его хитростью преуспевает в своей работе даже среди христиан, навязывая всему человечеству свою картину несправедливого Бога.

Ужасный парадокс заключается в том, что фактически люди считают такое несправедливое изображение Бога доказательством Его справедливости. Как мы видели ранее, некоторые заявляют, что Бог справедлив, осуждая нечестивых на вечные мучения. Мне кажется, что существование вечного ада всегда побуждало бы сотворенные существа задавать те же вопросы о Божьей справедливости, какие задал сатана вначале. Вечный ад означает, что вселенная навечно разделена надвое. Добро и зло будет сосуществовать, будто бы Бог не сильнее зла. Но тот факт, что грех не может существовать в присутствии святого Бога, Который есть огонь поедающий, должен всегда напоминать нам об уничтожении нечестивых. Вторая смерть — это не вечный ад. Последний враг — это необратимая смерть. Очищающим огнем она истребляет все зло во вселенной, так что греха и грешников больше не будет, и для всего существующего восстановится гармония.

Кроме того, если Бог сотворит новую землю, где будет находиться ад? Джонатан Эдварде сказал, что, «возможно, земля будет превращена в огромное озеро или жидкий огненный шар, в котором нечестивые всегда будут тонуть и на котором всегда будет буря» (30). Такое представление об аде противоречит библейскому обетованию о новой земле (см. Откр. 21:1).
6. Для погибших бессмертия нет

Вторая, третья (см. Быт. 2:9 и 3:22) и последняя (см. Откр. 22:2) главы Священного Писания упоминают о дереве жизни. Только в Быт. 2:9 и 3:2-6 есть ссылки на запретное дерево. На новой земле ничто не напомнит печальную историю греха. «И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему. И узрят лицо Его, и имя Его будет на челах их. И ночи не будет там» (Откр. 22:3-5).

После того, как Адам и Ева согрешили, съев запретный плод, Бог сказал: «Как бы не простер он [относится к Адаму и Еве, см. Быт. 1:26, 27] руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» (Быт. 3:22). Ясно, что падшие люди смертны. Даже праведные получают дар бессмертия лишь при Втором пришествии (см. 1 Кор. 15:53). Бог изгнал Адама и Еву из сада, чтобы они не могли жить вечно. Только вкушение от дерева жизни, символа причастности к вечной жизни через Христа, наделяет человеческие существа бессмертием во время последних эсхатологических событий. Это исключает человеческую возможность жить в аду после смерти, т. е. или жить в аду вечно. В смерти нет бессмертия, и невозможность будущего вечного ада связана с тем фактом, что бессмертием наделяются только праведные, а нечестивые — никогда.

(1) Karl Rahner. "Hell" / Sacramentum Mundi, vol. 2, pp. 8, 9.

(2) Thomas Aquinas. Summa Theologica, vol. 5, p. 2989.

(3) Там же, с 2996.

(4) Там же, с. 2999.

(5) Там же, с. 2997.

(6) Gregory цит. в: Thomas Aquinas. Summa Theologica, vol. 5, p. 2997.

(7) Wayne Grudem. Systematic Theology: An Introduction to Biblical Doctrine, p. 1149.

(8) Тамже, с 1152.

(9) William G. T. Shedd Dogmatic Theology, New York: Scribner’s, 1891, p. 716.

(10) Там же, с. 717.

(11) Там же, с. 715.

(12) Harry Buis. The Doctrine of Eternal Punishment, Grand Rapids: Baker, 1957, p. 133.

(13) Charles Hodge. Systematic Theology, Grand Rapids: Eerdmans, n. p. d., vol. 3, p. 878.

(14) ГарриБьюссоглашаетсясэтимаргументомв: The Doctrine of Eternal Punishment, p. 120.

(15) Hodge, vol. 3, pp. 878, 879.

(16) Там же, ее. 879, 880.

(17) Augustine. "The City of God" / The Nicene and Post-Nicene Fathers, First Series, Edinburg, Scotland: T&T Clark, 1988, vol. 2, p. 463.

(18) John Blanchard. What Happened to Hell? Wheaton, III. : Crossway, 1995, pp. 173, 174.

(19) Там же, с 221.

(20) Там же, с. 163.

(21) Там же.

(22) Там же, с. 223.

(23) Там же, с. 224.

(24) Там же.

(25) Тамже, с. 218.

(26) Augustine. The Nicene and Post-Nicene Fathers, vol. 2, p. 461; Hodge, vol. 3, p. 880; Shedd, vol. 2, pp. 75, 680; Gordon R. Lewis and Bruce A. Demarest. Integrative Theology, vol. 3, pp. 478; Guis, p. 33; John Walvoord. Four Views of Hell, pp. 19, 20; Donald Guthrie. New Testament Theology, p. 888.

(27) Grudem, p. 1151.

(28) Aquinas, vol. 5, pp. 2993.

(29) Shedd, vol. 2, p. 746.

(30) Jonathan Edwards цит. в: Vernon С. Grounds. "The Final State of the Wicked" / Journal of the Evangelical Theological Society 24, No. 3, September 1981, 217


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA
Христос грядет Норман Галли