Глава 21. Целостное представление о человеческой природе

Два брата по праву заслужили репутацию худших людей в городе. «Они обобрали нас», — кричали люди после того, как имели с ними дело. «Мерзкие мошенники», — вопили другие.

Однажды по городу быстро разнеслась весть, что один из братьев умер. Брат, оставшийся в живых, явился к местному пастору. «Вы будете проводить заупокойную службу? Я хорошо заплачу вам, если вы скажете, что мой брат был святым». Он назвал пастору сумму.

Пастор немного подумал. «Ладно», — сказал он тихо.

Пришло время похорон. Брат, оставшийся в живых, сидел на передней скамье около гроба. Он обманывал людей так же, как его покойный брат. Оба были изворотливыми и нечестными. Пастор говорил о неприятных финансовых проблемах, которые переживали члены общины. Каждый знал, что именно он имел в виду. Брат задавал себе вопрос, выполнит ли пастор свое обещание. Когда же он скажет, что его брат был святым? Ждать пришлось недолго. Сделав паузу и указав на гроб, служитель сказал: «По сравнению со своим братом этот человек был святым!»

Теперь обычно такого не происходит. Верно? Кажется, что в своих проповедях пасторы каждому прочат небо, но приходилось ли вам слышать на похоронах, что умерший может пойти в ад? Это было бы невежливо, не так ли? Известный евангелист Дуайт Муди в августе 1899 года сказал: «Когда-нибудь вы прочтете в газетах, что Муди умер. Не верьте этому. В тот момент я буду более жив, чем теперь… Я был рожден по плоти в 1837 году, а по Духу я родился в 1855 году. Рожденный по плоти может умереть, а рожденный по Духу не умрет вовек» (1). Определенно, у него не было целостного представления о человеческом естестве.

Идея бессмертия души «является одним из самых величайших недоразумений христианства» (2), — сказал теолог Нового Завета Оскар Кульман. Большинство христиан верят, что после смерти они направляются прямо на небеса. Однако новые исследования человеческого естества развеяли эту идею.

Современная холистическая антропология

1. Два отправных пункта

Наше представление о смерти определяется предположениями. Если человек начинает с посылки, что в момент смерти происходит отделение души от тела, он рассматривает библейские тексты, которые якобы говорят о промежуточном состоянии, таким образом, его взгляды укрепляются. Но люди, рассматривающие библейские данные с той точки зрения, что Библия дает целостное представление о человеческих существах, что душа неразрывно связана с телом, будут смотреть на библейские тексты, которые говорят о промежуточном состоянии, с другой позиции. Основное допущение определяет способ, которым человек истолковывает библейские тексты. Поэтому очень важно рассматривать такие отрывки, исходя из правильного предположения, вытекающего из самого Священного Писания.

2. Деликатный вопрос

Сознавая, что состояние умерших — тема деликатная, я крайне сочувствую тем, кто потерял своих близких и кто верит, что они теперь на небесах. Как и все люди, я пережил утрату родителей, других членов семьи, своих друзей. Смерть — ужасная трагедия человеческой жизни. Люди нуждаются в утешении, которое они могут почерпнуть из Библии, и передо мной стоит задача показать в этой главе и следующей благую весть Священного Писания на эту сложную тему.

3. Библейское представление о человеческой природе

Священное Писание давным-давно предвидело открытия современной антропологии относительно холизма, которые противоречат картезианскому и платоновскому дуализму, оказывавшему огромное влияние на философию и теологию на протяжении многих веков. Слово «душа» в Священном Писании (nefesh по-еврейски и psuche по-гречески) имеет гораздо более широкое значение, чем узкое о ней представление в греческой философии. Согласно Библии, душа — не некая бесплотная сущность в человеческом теле, а весь человек: то, что мы называем телом, душой и духом.

Ученые обычно переводят слово psuche как душа. Однако, как напоминает нам Томас Н. Фингер, «подобно словам sarx и soma, psuche может просто обозначать всего человека» (3). Когда Иисус сказал: «Кто хочет душу [„жизнь" - англ. пер. ] свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу [„жизнь"] свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее» (Мк. 8:35), — для обозначения слова «жизнь» Он использовал слово psuche (душа). «Термин „nefesh" (так же, как psuche) часто не обозначает ничего другого, кроме как „жизнь", — напоминает Г. С. Беркувер, — и используется применительно к самому человеку, которого можно описать многими разными способами, а не для того, чтобы отделить одну часть человека от других его частей» (4).

«Нам сказано, что Библия имеет в виду человеческую личность именно такой, какой личность должна быть, — единой и неделимой, — отмечает С. Ф. Д. Муль. — Человек — это не душа, помещенная внутри тела. Человек — это личность, имеющая тело, или тело, которое есть личность. Можно сказать, что большинство библейских слов, относящихся к личности, на английском языке фактически означают „кто-то" — „какое-то тело"» (5). В современной речи также говорится «эта бедная душа» или «он крестил много душ», что в обоих случаях подразумевают всю личность. Можно ли представить себе крещение души без тела?

4. В Едеме пали и тело, и душа

Платоновское представление о врожденном бессмертии отделило душу от физического тела, разрушая их гармоничное единение. «Утверждать, что только человеческой душе присуще бессмертие, значит поддерживать позицию, которая не подтверждается нигде в учении Священного Писания, — заявил Филип Эдгкум Хьюс, — потому что с библейской точки зрения человеческая природа всегда рассматривается цельной и составленной из духовного и телесного начала. Если бы это было не так, то все учение о воплощении, смерти и воскресении Сына Божьего было бы лишено смысла и реальности. Человек, по существу, является материально-духовным существом. Божье предостережение вначале относительно запрещенного дерева: „В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь" было обращено к человеку как материально-духовному творению — если он съест от него, то умрет. Нет никакого намека на то, что какая-то часть человека являлась бессмертной, а потому его смерь будет лишь частичной» (6).

5. Значение души поднято слишком высоко

Классическая философия и христианская теология подняли значение души выше тела. Та и другая приписали душе врожденное бессмертие, в то время как тело назвали темницей души (философия) и одеждой (теология), используемой только на протяжении жизни на земле, тогда как душу впоследствии ожидает духовное тело. Философия и теология рассматривают душу как способную существовать вне тела. Библейское представление о душе намного ниже, ибо в Ветхом Завете по крайней мере 11 раз говорится, что животные являются «душой» или обладают «душой». В нем душа «ясно отождествляется с концепцией жизни (например, Лев. 24:17, 18; 3 Цар. 3:11). В Книге Бытие 6:17 (ср. с Быт. 7:15) дыхание (ruach) дается людям и животным» (7).

1. Взаимозависимость души и тела

Современные антропологические исследования документально доказывают взаимозависимость тела и разума. То, что влияет на одно, влияет и на другое. Такие исследования приводят к заключению, что мы должны рассматривать человека как целостное существо. Многие системы физического тела неразрывно связаны с разумом. Неразумно думать о душе, изолированной от тела, ибо они функционируют — если вообще существуют — только в соединении. Это все равно, что вынуть из автомобиля двигатель и верить, что двигатель и автомобиль могут эффективно функционировать друг без друга. «В течение нескольких прошлых десятилетий очень много способных философов пришли к убеждению, что появились новые и явные возражения против идеи бесплотного существования, — отмечает Ричард Л. Петил, — возражения, которые показывают, что концепция бесплотного существования бессмысленна» (8).

«Многие ранние культуры предоставили человеческой душе, обладающей самосознанием, большую степень независимости по отношению к телу, чем позволяет наше современное знание тесного соотношения физических и психических явлений, — поясняет теолог Волфхарт Панненберг. — В истории современной философии прогресс в тонком знании этого соотношения лишил надежности традиционные идеи о душе как о субстанции, отдельной от тела и покидающей ее при смерти» (9).

«Во свете современной антропологии платоновский, августиновский, картезианский дуализм в основном перестал приниматься во внимание, — заявляет Ганс Кюнг. — Термин „душа", понимаемый как непосредственная основа (субстрат) психологических событий и явлений или как аристотелевское „деятельное начало" (энтелехия) тела, едва ли продолжает использоваться как научный термин. Более широко используемый термин psyche обозначает не существенную жизненную основу, отделенную от тела, а просто совокупность осознанных и неосознанных эмоциональных явлений и духовных (интеллектуальных) функций» (10).

Современная психология и медицина признает наше психосоматическое единение. Ганс Кюнг говорит, что «к тому же очевидно, что библейские и современные антропологические воззрения сходятся в их представлении о человеке как о существе, в котором тело и душа — единое целое. Этот факт очень важен в рассмотрении вопроса о жизни после смерти. Когда Новый Завет говорит о воскресении, он не ссылается на естественное продолжение существования духа — души независимо от наших телесных функций. Он имеет в виду, следуя традиции иудейской теологии, новое творение, преобразование всего человека Божьим созидающим Духом» (11). Отто Кайзер и Эдуард Лохсе соглашаются. «Воскресение мертвых — это воскресение всего человека и потому телесное воскресение… Апостол мыслит о человеке как о едином целом, которое не может быть поделено на более благородную часть, которая сохраняется в нетленной душе, и более низменную часть, которая исчезает вместе с умершим телом. Для него человек с его телом, душой и духом является творением Божьим» (12).

2. Душа, продолжающая существовать

Многие ученые считают, что в момент смерти душа остается живой, благодаря чему она сохраняет личность человека при телесном воскресении. Но нам следует задаться вопросом: в чем лучшая гарантия сохранения личности — в продолжающей ли существовать душе или в Боге-Творце? Другими словами, зависит ли Бог от такой души, чтобы сохранить личность, то есть способен ли Бог, „сотворивший все из ничего", пересотворить тождественную личность, которая полностью умерла при смерти? «Акцент здесь делается не на каком-либо моем качестве, которое не подвластно смерти, — заявляет Гельмут Тилик, — а на способности моего Господа не забыть меня» (13).

Как насчет спящей души?

Сон — это библейский синоним смерти. Он встречается 66 раз в 17 библейских книгах, и Иисус использовал его в Мф. 9:24, Мк. 5:39, Лк. 8:52 и Ин. 11:11 (14). Греческий писатель Дидорус Сикулус (15, 25. 2) представляет смерть сном (15).

1. Концепция спящей души не подходит

Вначале мы обратимся к основной предпосылке. Если мы принимаем открытия современной антропологии, которая, по-моему, отражает библейскую точку зрения относительно человеческой целостности, тогда выражение «душа спит» не способно описать смерть. В нем подразумевается, что душа спит, в то время как тело разлагается. Это вновь предполагает дихотомический взгляд на природу человека с его картезианским дуализмом.

2. Спящее тело — не лучший вариант

Вот еще одна поразительная идея. «Каждый, конечно, знает, что тело спит до времени воскресения, то есть оно ничего не сознает и ничего не чувствует, — заявляет Лоран Боеттнер. — Сон, о котором идет речь, является сном тела, а не души. Те, кто учат, будто спит душа, просто путают сон тела со сном души» (16). Хотя сон тела является его альтернативой сна души, это представление способствует дуалистической антропологии. Оба представления неверны.

3. Сторонники сна души

Учение о том, что душа спит, не получило широкой поддержки на протяжении истории догматики. Евсевий упоминает, что некоторые, жившие в Аравии, верили, что душа спит (17). Этому же учили анабаптисты во время протестантской Реформации. Джон Кальвиннаписал свой труд «Псюхопеникия» в защиту этого верования. Хотя Мартин Лютер учил о том, что душа спит, в ответ на католическую идею о чистилище (18), а также говорил о своей собственной смерти как о сне души, впоследствии он отверг эту идею.

4. Папы не соглашаются

Папа Иоанн XXII считал, что душа не идет к Богу, чтобы быть с Ним (видение райского блаженства) до времени эсхатологического суда и что она просто спит после смерти. Но его преемник Бенедикт XII в 1336 году издал указ, утверждающий, что после смерти души немедленно отправляются к видению райского блаженства (19). В девятнадцатом столетии ирвинисты в Англии описали сон души, как это сделали позднее в Америке расселлиты (20). В настоящее время одни христиане-евангеликалы считают, что душа спит, другие — что она сразу направляется к Христу. Однако последняя точка зрения преобладает.

5. Спит душа или она с Христом?

Итак, спит душа или не спит? Вот в чем вопрос. На это можно посмотреть двояко.

Гордон Р. Льюис и Брюс А. Демарест отмечают, что защитники теории спящей души делают это, как правило, по трем причинам:

1. Люди — это целостные существа, поэтому у них нет существования вне тела (монизм);

2. Священное Писание часто описывает смерть как бессознательное состояние во сне (Иер. 51:39, 57; Деян. 7:60; 13:36; 1 Кор. 15:6, 18, 20, 51).

3. Если люди получили свою награду сразу после смерти, тогда зачем нужно Второе пришествие Христа, общее воскресение и окончательный суд? Ученые часто связывают эти вещи с условным бессмертием, при этом люди, по их мнению, еще не обладают врожденным бессмертием, но получат этот дар при Втором пришествии (21). Три библейских обоснования ставят под сомнение идею, что после смерти души немедленно отправляются на небо, в ад или чистилище.

С другой стороны, есть предположение, что души направляются к Христу, чтобы быть там с Ним. Едва ли кажется справедливым, что они оказываются там прежде их тел. Так, Г. С. Беркувер в своей идее о «непрерывном общении» с Христом в смерти, или «умирании в Господе», отвергает сон души. «Следовательно, — добавляет он, — учение о сне души становится антропологическим доводом, прямо противоположным признанию победы Христа над смертью. Оно должно быть отклонено церковью как искажение тайны Господней» (22).

Луис Беркхоф, отвергая утверждение о том, что получение наград сразу после смерти делает ненужным окончательный суд, дает свое объяснение. «В день суда нет необходимости принимать решение относительно награды или наказания каждого человека. Этот день нужен лишь для торжественного объявления приговора и для раскрытия справедливости Божьей в присутствии людей и ангелов». Словно Бог говорит: «Послушайте, все ваши души на небесах. Вы находитесь здесь, потому что прошли через суд». Откуда это уже известно? «Удивление, о котором свидетельствуют некоторые тексты Священного Писания, — говорит Беркхоф, — скорее связано с причиной суда, чем с самим судом» (23). Но дело обстоит как раз наоборот. Некоторые удивятся решению суда (например, Мф. 7:21-23; Лк. 13:25-28), а не его причине.

Может ли вызвать удивление, что только исполняющие волю Отца (см. Мф. 7:21), любящие других (см. Мф. 25:40) и знающие Христа достигнут неба? Ожидается, что три критерия (исполнение Божьей воли, любовь к ближним и знание Христа) служат основанием для суда, так как Иисус ясно заявил, что весь закон заключается в любви к Богу (то есть послушании, см. Ин. 14:15), любви к ближним (см. Мф. 22:37-40). «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3).

Уэйн Грудем отрицает идею о сне души на основании библейских текстов, которые, по его мнению, указывают на то, что души напрямую отправляются на небо, чтобы быть с Христом (см. 2 Кор. 5:8; Флп. 1:23; Лк. 23:43 и Евр. 12:23). Грудем отмечает, что в Своем обещании разбойнику на кресте «Иисус не сказал: „Сегодня ты не будешь сознавать происходящее", но „Ныне же будешь со Мною в раю" (Лк. 23:43). Конечно, в то время рай представлялся не как бессознательное существование, а как великое благословение и радость в присутствии Бога. Павел не сказал: „Имею желание разрешиться и оставаться в бессознательном положении долгий период времени", но „Имею желание разрешиться и быть со Христом" (Флп. 1:23)». Его аргумент звучит убедительно. Ответ на него мы рассмотрим в следующей главе.

(1) Maurice Rawlings. Beyond Death’s Door, p. 53.

(2) Oscar Gullmann. Immortality of the Soul or Resurrection of the Dead? The Witness of the NT, London: Epworth, 1964, p. 15.

(3) Thomas N. Finger. Christian Theology, vol. 2, p. 123.

(4) G. C. Berkouwer. Man: The Image of God, pp. 200, 201.

(5) C. F. D. Moule. "The Meaning of ‘Life’ in the Gospels and Epistles of St. Paul, " Theology 78, 1975, 115.

(6) Philip E. Hughes. The True Image: The Origin and Destiny of Man in Christ, Grand Rapids: Eerdmans, 1989, p. 400.

(7) Stenly Grenz. Theology for the Community of God, p. 209.

(8) Richard L. Purtill. "The Intelligibility of Disembodied Survival", p. 3.

(9) Wolfhart Pannenberg. Systematic Theology, Grand Rapids: 1994, vol. 2, p. 182.

(10) Hans Kung. Eternal Life? Life After Death as a Medial, Philosophical, and Theological Problem, p. 110.

(11) Тамже, с 111.

(12) Otto Kaiser and Eduard Lohse. Death and Life, John E. Steely, trans., Nashville: Abingdon, 1981, p. 139.

(13) Helmut Thielicke. Death and Life, Edward H. Schroeder, trans., Philadelphia: Fortress, 1970, p. 186.

(14) LeRoy Edwin Froom. The Conditionalist Faith of Our Fathers, Washington, D. C. : Review and Herald, 1966, vol. 1, p. 81. См. переченьтекстовнас. 81, 82.

(15) Norman R. Gulley. "Death: New Testament" / Anchor Bible Dictionary, vol. 2, p. 110.

(16) Loraine Bottner. Immortality, p. 112.

(17) Louis Berkhof. Systematic Theology, p. 688.

(18) Gordon R. Lewis and Bruce A. Demarest. Integrative Theology, vol. 3, p. 451.

(19) Grenz, p. 767.

(20) Berkkhof, p. 688.

(21) Lewis and Demarest, vol. 3, p. 451.

(22) G. C. Berkouwer. The Return of Christ, pp. 60, 61.

(23) Berkkhof, p. 689.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA
Христос грядет Норман Галли