Глава 15. Христианская коалиция и завершающая фаза борьбы

В Америке, оплоте религиозной свободы, действуют силы, стремящиеся сломать стену разделения между церковью и государством. Против Первой поправки Конституции США ведется ожесточенная борьба, и возглавляет эту борьбу Христианская коалиция. В пророчестве говорится, что Америка будет действовать «со всею властью первого зверя» и заставит «всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю» (Откр. 13:12). Фактически, Америка создаст образ зверя, под которым подразумевается единство церкви и государства (ст. 13, 14). Когда церковь и государство в Америке объединятся, тогда церковь будет использовать правительство, чтобы навязать свою программу. В 13-й главе Книги Откровение говорится о поклонении (ст. 4, 8, 12, 15). Всякий, кто откажется от участия в навязанном ложном поклонении, окажется под угрозой смерти (ст. 15-17).
Быстро ли мы теряем религиозную свободу? В этой главе нам следует рассмотреть следующие темы:
1) цель Конституции США и Первой поправки;
2) Нападение на Первую поправку;
3) борьба христианской коалиции против Первой поправки;
4) стратегия христианской коалиции;
5) съезд коалиции в 1995 году под названием «Дорога к победе»;
6) секулярная или духовная власть?
7) надвигающийся конфликт.

1. Цель Конституции США и Первой поправки

В книге «Безбожная Конституция: аргументы против религиозной корректности» (1) Исаак Крамник и Р. Лоуренс Мур документально подтверждают, что Конституция является секулярным документом, хотя и создавали ее христиане. Составители Конституции считали, что религия является личным делом между христианами и Богом, и поэтому рассматривали церковные дела как нечто такое, во что не должно вмешиваться правительство. Церковь и государство — это две власти, которые должны быть разделены, причем одна должна служить духовным, а другая светским потребностям граждан. Первая поправка — это улица с двусторонним движением, по правилам которой правительство не должно вмешиваться в религию, а религия не должна вторгаться в дела государственного управления. История доказала мудрость такого разделения властей (см. 17-ю главу). Составители Конституции знали о необходимых рамках церкви и государства, которые должны были уберечь новую нацию от потери религиозной свободы, что очень часто происходило в странах, где они жили раньше.
В статье «Наша безбожная Конституция», помещенной в журнале «Либерти», Крамник и Мур отмечают, что составители Конституции, основываясь на хорошей английской политической теории, взятой у Джона Локка, ограничили права правительства, чтобы «защитить право людей на жизнь, свободу и собственность и не указывать им, как и когда молиться». В Конституции нигде не упомянуто о христианстве и о Боге. Конституционный конвент не вознес молитвы о руководстве. Основатели, в общем, верили в Бога, и они «не хотели безбожной Америки, а также безбожной Конституции» (2). Однако у составителей Конституции не было «радикальной секулярной программы для нации» (3). Очевидно, что они были заинтересованы только в отделении церкви от государства, что в будущем стало препятствием для христианской коалиции.

2. Нападение на Первую поправку

Согласно Первой поправке, «Конгресс не должен издавать закон, учреждающий религию или запрещающий свободное изъявление таковой». Здесь представлены два принципа — об учреждении религии и ее свободном изъявлении. Правительство не должно вмешиваться в религиозную жизнь, а это в то же самое время означает, что религия не должна заставлять правительство издавать религиозные законы. Христианская коалиция поддерживает кандидатов в правительство, которые продвигают их религиозную программу. Они практически пришли к власти в Республиканской партии и стоят за выборами президента от республиканцев. Неудивительно, что они ненавидят принцип отделения церкви от государства! (4)
Не так давно в Германии была разрушена Берлинская стена. Подобно этому, теперь действуют силы, которые стремятся уничтожить стену разделения между церковью и государством. По словам Роба Бостона, критики Христианской коалиции «настаивают на том, что разрушение стены разделения между церковью и государством остается главной целью Робертсона и коалиции». В октябре 1981 года «„Клуб 700" Робертсона заявил во всеуслышание, что в течение недели он совершал нападение на принцип отделения церкви от государства. Робертсон в своей радиопрограмме „Клуб 700" потратил много времени, критикуя отделение церкви от государства (5). Он хочет, чтобы у руля стояла христианская коалиция. Однажды он сказал: «У нас в стране есть достаточно голосов… И когда люди устанут от этой власти, мы возьмем ее в свои руки» (6). Робертсон не видит проблемы в церкви, управляющей государством или правящей людьми. Получается, будто для него не существует Первой поправки и будто он забыл о режимах, где государство не было отделено от церкви, что приводило к религиозному фанатизму и религиозной нетерпимости в отношении к инакомыслящему меньшинству (см. гл. 17).

«В 1992 году правовая группа — Американский центр за закон и справедливость, основанная Робертсоном, напечатала в своем информационном бюллетене „Закон и справедливость" статью под заголовком „Разрушайте эту стену". В статье, написанной директором центра Кейтом Форниером, стена разделения между церковью и государством сравнивалась с Берлинской стеной. В ней звучало требование разрушить эту стену. Форниер настаивал на том, что „эта воображаемая стена служит помехой" религиозной свободе в Соединенных Штатах и что „ее никогда не имели в виду ни отцы-основатели, ни тот, кто борется против Первой поправки". В том же самом бюллетене Робертсон выражал гнев против так называемой „стены разделения" между церковью и государством» (7).
Новая христианская партия правых собирается христианизировать Америку. Рэндел Терри, основатель «Операции спасения», заявил: «Наша цель — христианская нация. Библия ставит перед нами задачу, мы призваны Богом завоевать эту страну» (8). Библия не призывает ни к какой христианизации Америки. Но она предостерегает о результатах объединения церкви и государства (см. Откр. 13:11-17). Комментируя «Контракт с американской семьей», изданный коалицией, Сэнди Александр заявил, что христианская коалиция ставит целью «упразднить давно поддерживаемую конституционную доктрину об отделении церкви от государства» (9). Говоря о многих религиозных консерваторах, которым «хотелось бы покончить» с отделением церкви от государства, «Америкэн Бизнес Ревью» вновь опубликовало в Чикагском «Трибьюн» статью о том, что «церкви и государству лучше всего держаться особняком» (10).
«Неверно!» — возражает коалиция. — Никогда не подразумевалось отделение церкви от государства. «Фактически, — говорят они, — Америка была христианской страной», — факт, который отрицал Джеймс Мэдисон, один из разработчиков Конституции (11). Более того, самым авторитетным комментарием Конституции является «Федералист» — серия из 85 писем, написанных Джеймсом Мэдисоном, Александром Гамильтоном и Джоном Джеем сразу после конституционного конвента. Письма появились под псевдонимом «Публиус» в нескольких нью-йоркских газетах, и, как заключает Клиффорд Гольдштейн, они «являются почти такими же светскими, как сама Конституция. В них ни разу не упоминаются Иисус Христос или христиане. Слово „христианство" появляется один раз в «Федералисте» (№ 19) в таком контексте: „В древние христианские века Германия была оккупирована семью различными народами". Несколько ссылок на „Провидение" (№ 2), „небеса" (№ 20) и „Всемогущего" (№ 37) показывают, что авторы верили в Бога, но они не учреждали христианскую республику». Самым значительным опровержением христианской национальной идеи явился «Федералист» № 69. «Гамильтон противопоставил президента Соединенных Штатов английскому королю. „Один не имеет и крупицы духовной юрисдикции, а другой является высшей главой и правителем государственной церкви!"» (12).
Большего различия не могло и быть. Британский монарх является главой секулярного государства и Англиканской церкви и, таким образом, напоминает папство в том смысле, что папа правит как государством Ватикан, так и Католической церковью. Именно об этом образе зверя, этом единстве церкви и государства, а в результате законодательной деятельности церкви предостерегает Священное Писание в 13-й главе Книги Откровение. Христианская коалиция, видимо, спешит к этому единству.
Христианская коалиция, не убежденная Конституцией, Первой поправкой и «Федералистом», продолжает заявлять, что «стена разделения» — это просто неудачная метафора, которая появилась в наскоро составленном письме президента Томаса Джефферсона к 26 церквам, которые образовали Дэнбурскую баптистскую ассоциацию штата Коннектикут, — религиозное меньшинство, которое жаждало религиозной свободы в штате, где конгрегационализм стал признанной религией. Представитель коалиции заявляет далее, что «стена разделения между церковью и государством была воздвигнута секулярными гуманистами и другими врагами религиозной свободы. Она должна рухнуть» (13).

Первого января 1802 года Томас Джефферсон в письме, адресованном Дэнбурской баптистской ассоциации, написал: «Веря вместе с вами, что религия — это дело, касающееся исключительно отношений между человеком и Богом, что человек не обязан отчитываться ни перед кем за свою веру и свое поклонение, что законодательная власть правительства распространяется только на поступки, а не на убеждения, я отношусь с самым глубоким уважением к решению всего американского народа, который провозгласил, что его законодательный орган не должен „принимать закона, имеющего отношение к учреждению религии или запрещению свободного изъявления таковой, то есть он должен воздвигнуть стену разделения между церковью и государством"» (14). Слова Джефферсона были сказаны по поводу притеснения, которое претерпевала Дэнбурская баптистская ассоциация из-за установления официальной религии, они также представляют действительный смысл Первой поправки.

Как коалиции удается затуманить ясный смысл Первой поправки и письма Джефферсона? «Из материалов христианской коалиции явствует, что письмо Джефферсона утверждало, будто правительство Соединенных Штатов должно основываться на христианских принципах, а слова о „стене разделения" подразумевали, что правительство не должно служить препятствием церквам, а не наоборот». Но это ревизионистский прием. Церковь проводила политику дискриминации Дэнбурской баптистской ассоциации, а не государства. Основатели государства подразумевали, что стена разделения должна функционировать в двух направлениях. Христианская коалиция считает, что государство вмешивается в религию, если в государственных школах отсутствует молитва, если в школьном расписании нет чтения Библии, или в секулярном государственном имуществе не содержится христианской символики. Они совершенно не хотят понять, что если где-либо в секулярной сфере одной религии отдается предпочтение перед другими религиями, это, несомненно, порождает насилие, в чем убедились Джефферсон и Дэнбурская баптистская ассоциация в штате Коннектикут;

Книга Давида Бартона «Миф об отделении: каковы правильные взаимоотношения между церковью и государством?» также делает ревизионистский трюк. Автор говорит: «В Конституции нет „стены разделения", разве только отцы-основатели имели в виду стену в том смысле, чтобы правительство держалось подальше от церкви» (15). К метафоре Джефферсона о стене испытывает неприязнь не только христианская коалиция. Председатель Верховного суда Соединенных Штатов Уильям Ренквист приходит к заключению: «„Стена разделения между церковью и государством" — это метафора, основанная на неудачном прошлом опыте, она оказалась бесполезной в качестве руководящего принципа в судопроизводстве. Ее надо прямо и откровенно аннулировать» (16). Я согласен с Робертом Эли, что вывод Ренквиста опирается на «необыкновенно слабый исторический аргумент», который прослеживается в статье «Неуместная метафора господина Ренквиста» (17). Я также согласен с Хейгом Босмейджианом в том, что судьи Верховного суда Соединенных Штатов являются ревизионистами, когда они основывают свою аргументацию на афоризме судьи Холмса: «Одна страница истории стоит тома логической аргументации» (18). При обсуждении свободного применения Первой поправки судья Сандра Дэй О’Коннор и судья Антонин Скелия приходят к противоположному заключению.

3. Борьба христианской коалиции против Первой поправки

Очень важно понять, как христианская коалиция смотрит на мир. Пет Робертсон, основатель и президент коалиции, а теперь председатель совета, в своей книге «Новый мировой порядок» отмечает, что на планете действуют две силы: «Вавилонская гуманистическая и оккультная традиции, которые объединились против Авраамовой монотеистической традиции». В результате «мировое правительство нового мирового порядка однажды станет инструментом притеснения христиан и иудеев по всему миру». Он описывает миссию христианской коалиции во свете такого мировоззрения. «Мы должны восстановить фундамент свободной независимой Америки, начиная с широких масс, в окрестностях городов, городах и штатах» (19). Он не видит параллели между двумя силами: вавилонской силой, правящей миром, и христианской силой, правящей Америкой.

Христианская коалиция к тому же неверно полагает, что в настоящее время в Америке существует преследование христиан. Сэм Мунгер в книге «Нация» написал о «мучениках перед Конгрессом». Бритни Сетл Гозет стоит перед огромным американским флагом в зале слушания в здании Конгресса США. «Она наклоняется к микрофону и заявляет суровым, негодующим голосом, что в Соединенных Штатах существует религиозное преследование. Из-за такого вот фанатизма она провалилась на экзамене по письменной работе». Множество людей с сочувствием кивали головами. Она заявила, что провалилась на экзамене, потому что темой ее работы был Иисус Христос. Но учитель посоветовал ей избрать другую тему, потому что она уже знала эту тему. Апелляционный суд США на шестой выездной сессии пришел к заключению: «Учащийся не имеет конституционного права делать что-либо другое помимо того, что велит задание, и получать за это кредиты».

Директор школы, где училась Одри Пирсон, прикованная к инвалидной коляске, попросил ее не читать Библию в школьном автобусе (1989 г. ). Когда он понял свою ошибку, то полностью изменил свое решение. «„Через несколько дней Одри вновь читала свою Библию в автобусе", — сообщила газета „Вашингтон Тайме". Восемь лет спустя коалиция еще метала громы и молнии по этому поводу». Келли Де Нуйер была выбрана весьма важной персоной недели, и ее попросили сделать презентацию. Она решила принести видеокассету с религиозной песней, исполненной ею. Христианская коалиция пришла в ярость из-за того, что ее решение было отклонено. Однако это произошло не из-за христианской песни, а из-за несоответствия поставленной задаче, которая заключалась в том, чтобы «помочь учащимся быть более раскованными при своих выступлениях». Ральф Рид, прежний исполнительный директор христианской коалиции, сообщил эти три истории, заявив: «Тысячи других подобных примеров подчеркивают насущную потребность в Поправке о религиозной свободе» (20). Приводились и другие нелепые истории о религиозных правах в государственных школах, которые не выдерживают критики. Разве это идет в какое-либо сравнение со 160 тысячами христиан, страдающих во всем мире каждый год, как сообщил об этом Джеф Тейлор, ведущий издатель «Компас Директ», который следит за действительным преследованием христиан? (21) Клиффорд Гольд-штейн правильно говорит, что «звучит такое краснобайство, будто его авторы — это христиане, жившие в Риме в дни Нерона, а не протестанты, живущие в стране, которая дает им свободу, используемую для разрушения свободы других» (22).

Таковы факты религиозного преследования. Христиане, принадлежащие к Христианской коалиции, считают преследованием, если правительство не может узаконить в школе молитвы и чтение Библии и если на стенах государственных учреждений не висят Десять Заповедей. Они не думают, что в таком случае это будет дискриминацией Вед для буддистов, а также дискриминацией других подобных религиозных молитв, чтений и документов для других религий. Получается, будто Христианская коалиция верит, что раз Бог признает Америку, это дает право христианам заставлять все другие религии подчиняться христианским требованиям. К каким преследованиям может это привести? Печально, что 5 марта 1997 года при раскладе голосов 295 против 125 Палата представителей Соединенных Штатов приняла необязательную резолюцию, которая одобряет размещение Десяти Заповедей в правительственных зданиях и залах суда (23).
Во время празднования пятидесятой годовщины «Союза американцев за отделение церкви от государства» с 1 по 3 ноября 1997 года в гостинице «Вашингтон» между президентом Союза Бэрри Линном и Оливером Нортом разгорелся спор. Во время вопросов из аудитории одна женщина, назвавшая себя язычницей, рассказала о судье Муре из Алабамы, который повесил в зале суда Десять Заповедей. «Судья спросила Норта, поддержал бы он право поместить Уикан Реде (религиозный кодекс колдунов) на стене ее зала суда, если бы она была судьей». «Нет», — отрывисто ответил Норт. Когда присутствовавшие язвительно ухмыльнулись, Норт добавил: «Я считаю, что весь закон этой страны, взявший начало в ее основополагающих документах, основан на иудейско-христианских принципах, нравится вам это или нет».

Линн сказал, что религиозные правые хотят вмешаться в личные решения семьи и отдельных лиц. „Я не желаю, чтобы люди совали свой нос в мои нравственные решения"». Указывая на то, что со времени памятного для Верховного суда дела «Эверсон против министерства образования», состоявшегося в 1947 году, когда было принято решение, делающее акцент на отделении церкви от государства, «религиозные верования и ритуалы не пострадали», Линн «посмеялся над заявлением Норта о том, что в Америке подавляется религия. Цитируя данные опроса, опубликованные Исследовательским центром Принстона, Линн заметил, что в 1947 году, когда была основана эта организация [Союз американцев], 90 процентов американцев заявили, что они регулярно молятся. Спустя пятьдесят лет в 1997 году те же 90 процентов говорят то же самое. Пятьдесят лет назад 41 процент американцев часто ходили в церковь, и сегодня этот процент достигает 41. В 1947 году 95 процентов всех американцев верили в Бога. После 50 лет сражения культуры с самими небесами в Бога верят 96 процентов… Получается, что в Америке дела с религией обстоят довольно благополучно» (24).

Но защитники Христианской коалиции так не думают. Они смотрят на нравственное разложение в стране и стремятся к узаконенной морали. «Сделайте это для христианской нации», — кричат они в то время, как их молот колотит стену разделения.
В своем намерении разрушить стену разделения Христианская коалиция использует кандидатов, которых проталкивает «тайком». Таким кандидатам помогают баллотироваться в Конгресс, якобы для того, чтобы заниматься «Бюджетным балансом» и другими нейтральными вопросами. Оказавшись там, они готовы проводить религиозную программу коалиции. Тот же «тайный» метод проявляется и в «Самаритянском проекте», открытом 30 января 1997 года в Вашингтоне. Здесь коалиция взялась за нейтральный проект — помогать бедным. Рид сказал: «Мы считаем, что правительство и церковь могут трудиться совместно в осуществлении этого великого замысла». Трудность заключается в том, что в перечне из восьми пунктов (25) во втором пункте сказано о «возможности стипендий», что по-другому можно выразить как возможность письменных гарантий для религиозных школ или способ заставить правительство направить деньги от сбора налогов в фонд церковного образования (26).

Следует помнить, что бывший министр образования Уильям Беннет противодействует стене разделения. Издание «Церковь и государство» сообщает, что, «по мнению Беннета, фактически стены не существует, а есть только „груда камней здесь и там"». Он уклонился от решения Верховного суда США, принятого 1 июля 1985 года в деле «Эйгьюлар против Фелтона» (которое запретило расходовать государственные средства на коррективное образование), запустив программу перевозки учеников от дома до школы, чтобы приблизить государственное коррективное образование к частным школам, дабы учащиеся приходских школ могли получать правительственное образование. Например, в Нью-Йорке «арендованы 126 автобусов, каждый из которых ежегодно обходится более чем 106 тысяч долларов, куда входит зарплата охранников и водителей. В результате нью-йоркские католические церкви завалены правительственными деньгами» (27). Христианская коалиция хочет увеличить поток правительственной помощи церквам через «Самаритянский проект». Но эта помощь не оказывается на нейтральной основе — бедные люди придут в церкви и получат правительственную помощь через религиозных лидеров вместе с религиозным влиянием, которое может быть на них оказано. Правительственное финансирование, выделяемое приходским школам или бедным людям через церкви, разрушает стену разделения.
Следующим примером того, как Христианская коалиция нападает на Первую поправку, является их поддержка судьи Роя Мура округа Этоя в штате Алабама и губернатора Алабамы Фоба Джеймса. Союз американских гражданских свобод возбудил дело против судьи Мура за поддержку религии, которая выразилась в том, что каждое заседание в зале суда начиналось с молитвы, а на стене зала суда были повешены Десять Заповедей. Окружной судья округа Монтгомери Чарльз Прайс вынес постановление против судьи Мура в ноябре 1997 года. Судья Мур игнорировал это постановление. Губернатор Фоб Джеймс поддержал судью Мура. В своей речи он выкрикивал: «Я заявляю теперь моим братьям, жителям штата Алабама, что лишить зал суда молитвы и Десяти Заповедей можно только одним путем — силой оружия. Не обманывайтесь насчет моего заявления». На него оказала сильное впечатление речь Ричарда Ленда, директора Южного баптистского комитета христианской жизни, который «призывал людей трудиться через правительство, чтобы узаконить мораль» (28).

Узаконить мораль — это в точности план Христианской коалиции. Разве не вспоминается при этом 13-я глава Книги Откровение? Пет Бученен «приветствовал угрозу губернатора Джеймса и предположил, что происходящее может быть началом национальной пробы сил, похожей на Американскую революцию». Бученен спросил: «Являются ли Десять Заповедей религиозным документом?» Затем он ответил: «Да, конечно… Они положены в основание американского закона. Начиная с законов, регулирующих режим воскресного дня, до законов, направленных против богохульства, прелюбодеяния, лжесвидетельства и убийства, они служили основой для созидания нашего гражданского кодекса и общественной жизни. Кто скажет, что они не могут служить этой цели вновь?» И они будут служить вместе с национальным законом о воскресном дне, который превосходит законы, регулирующие режим воскресного дня! В журнале «Реджистер» города Мобил, штат Алабама, сказано, что губернатор поклялся приложить «максимальные усилия», чтобы сохранить Десять Заповедей в зале суда, и заявил, что, если будет необходимо, он игнорирует как государство, так и правительственные суды. «Губернатор сказал, что его высшей целью является ниспровергнуть решения Верховного суда относительно церкви и государства, и выразил недовольство тем, что граждане недостаточно настойчиво протестуют против решений суда 1962, 1963 годов, направленных за запрещение молитвы и чтения Библии в государственных школах». Вот почему Христианская коалиция выразила свою полную поддержку губернатору и судье Муру (29).

Губернатор Джеймс «угрожал призвать, если потребуется, Национальную гвардию и полицейских, чтобы сохранить поддерживаемые руководством религиозные христианские атрибуты на месте». Ральф Рид, исполнительный директор Христианской коалиции, тогда сказал: «До тех пор, пока бьется наше сердце, Десять Заповедей никогда не исчезнут из этого здания суда». Директор Союза американцев Бэрри Линн сказал: «Организаторы этого выступления действуют как анархисты и проводники теократии. Многие христиане были введены в заблуждение, что это выступление ведется за поддержку Десяти Заповедей. Фактически, оно касалось вопроса равенства перед законом и отделения церкви от государства. Когда официальные государственные лица угрожают игнорировать законные судебные постановления и клянутся навязать их личную религиозную программу, американская форма правления оказывается в опасности» (30).

4. Стратегия христианской коалиции

13 сентября 1997 года руководители Христианской коалиции разных штатов собрались на завтрак, происходивший за закрытыми дверями. Пет Робертсон «предложил подробную „стратегию" передачи Белого дома тщательно отобранному Христианской коалицией кандидату в президенты в 2000 году». «По мнению Робертсона, нация находится под угрозой уничтожения Богом вследствие легализации абортов. Единственный способ спасти страну от Божьего гнева, добавил он, — выбрать Христианской коалицией президента, который будет осуществлять программу организации». Кто-то записал на магнитофонную ленту выступление Робертсона, и она была предана гласности. Он призвал свою Коалицию поддержать одного кандидата от республиканцев в президенты и таким образом обнаружил тенденциозный характер замысла (31).

То, что Коалиция стремится получить статус религиозной организации, освобожденной от уплаты налогов, тогда как она плетет закулисные политические интриги, показывает, что ее членов не волнуют вопросы морали, затронутые здесь. Ни одна организация, ведущая закулисные интриги, не может законно иметь статус религиозной организации, освобожденной от уплаты налогов. Неудивительно, что Коалиция стремится к такому статусу, если для нее не существует отделения церкви от государства. Журнал «Церковь и государство» сообщает, что «Робертсон настаивал на том, что для Коалиции настало время требовать от Конгресса осуществления ее программы… » (32). Именно такого рода контроль церкви над государством вынудил пилигримов бежать из Европы на американский континент. Именно такой контроль церкви над Конгрессом можно ожидать как осуществление 13-й главы Книги Откровение. Кажется, что прямо сейчас Христианская коалиция быстрым темпом идет к осуществлению этого пророчества.
Даже те, кто ничего не знает о 13-й главе Книги Откровение и стратегии в Америке, встревожены действиями Христианской коалиции. В книге Роберта Бостона «Самый опасный человек в Америке. Пет Робертсон и возникновение Христианской коалиции» приводятся важные сведения. Пресвитерианский служитель Роберт Менейлли сказал, что новые правые — это «настоящее, которое опаснее „прошлой угрозы коммунизма"» (33). Опасной Коалицию делает глубокое убеждение ее членов, что Бог использует их для спасения Америки, восстановления ее как христианской нации, навязывания христианской программы, невзирая на то, что думают нехристиане. В книге Уильяма Мартина «С Богом на нашей стороне» хорошо выражены их чувства. Религиозные правые верят, что Богом им поручено разрушить стену разделения, навязать нравственную программу и покончить с нравственной деградацией. Взамен этого крушение стены будет сопровождаться потоком религиозной нетерпимости.

Коалиция потому захватывает власть в Республиканской партии, что сама партия противодействует правительству и по традиции озабочена свободой личности. Однако Коалиция игнорирует личную свободу выбора молиться и читать Библию в общественных местах, навязывая его всем. В передовой статье нью-йоркской газеты «Тайме» за 17 мая 1995 года сказано: «Республиканцы, которые верят, что их партия традиционно уважает свободу личности и целостность Конституции, должны встревожиться. Эту традицию готовы похитить религиозные активисты, которые ценят партию не как политическое учреждение, а как средство проталкивания социальных программ своих церквей» (34).

5. Съезд Коалиции 1995 года под названием «Дорога к победе»

В 1995 году я посетил съезд Коалиции «Дорога к победе», состоявшийся в Вашингтоне 8 и 9 сентября. Вашингтонский танцевальный зал Хилтон был забит до отказа. Я подумал о первой встрече, состоявшейся всего пять лет назад, на которую собралось 250 делегатов. В 1995 году прибыли 4260 делегатов. По программе выступали 143 спикера, причем семь из девяти были республиканскими кандидатами в президенты. Среди прочих выступили Уильям Беннет, Ньют Гингрич, Дик Арми, Пет Робертсон, Филлис Шлафли, Роберт Борк, Питер Маршалл, Ральф Рид, Кейт Форниер, Джей Секулов, Е. В. Хилл и Оливер Норт. Ясно, что выборы в ноябре 1994 года, благодаря которым под контролем Республиканской партии оказался Сенат и Конгресс, пробудили в делегатах желание новых побед, когда они готовились к 1996 году.

Некоторые спикеры, по правде говоря, приводят делегатов в сильное возбуждение. «Давайте избавимся от Кеннеди из Массачусетса!» Бурные аплодисменты раздаются в толпе. «Приведем нацию обратно к Богу!» «Либералы не нужны!» «Долой их программу!»
«Распните их!» — слышались мне слова других фанатиков, склонявших власти к тому, чтобы выполнить их требования. «Нет у нас царя, кроме кесаря!» Невозможно более тесное слияние государства и религии. По-настоящему, любое соединение церкви с государством является незаконным браком — кесарь занимает место Христа.

Слушая, я дивился. Христианская коалиция погрязла в духовном прелюбодеянии и не знает об этом. Движение, которое призвано противодействовать нравственному разложению, по шею окунулось в него. Его сердцем овладело другое увлечение. Кесарь манит его. «Добивайся власти! Держи под контролем будущее! Стой во главе!» Сказавший «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18:36) лежит попранный на «дороге к победе». Его слова: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари» (Мк. 16:15) не слышны. «Избавимся от этих ненавидящих Бога тупиц!» «Вот куда следует идти. Христу нужно оказывать почтение. Мы накануне третьего тысячелетия. Каждый знает, что власть — это все. Чтобы донести Евангелие миру, нужно взять мир под контроль и узаконить нашу программу».

Я посетил послеобеденный семинар Кейта Форниера. Форниер — один из лидеров Христианской коалиции. Он католик. Католики там в первых рядах. Мне казалось, что они чувствуют себя, как дома. «Около 250 000 из общего числа членов Христианской коалиции, составляющего 1, 7 миллиона человек по всей стране [в 1995 году], являются католиками, как сообщил Майк Рассел, директор по связям с общественностью в Христианской коалиции» (35). Подумайте об этом. Протестанты и католики, веками обвинявшие друг друга в ереси! Они стали равнодушными к доктрине. Теперь они уютно устроились в укромном местечке за общим делом. Они предвкушают победу. И эта победа — не Голгофа, а кесарь.
«Католики на пятнадцать лет отстают от протестантов», — заявил католик Дил Хансон на этом послеобеденном семинаре. Два месяца спустя в ноябре 1995 года католики создали свою организацию. Они образовали Католический союз, ответвление Христианской коалиции.
«„Мы не можем позволить себе долго быть в разобщении. Это непозволительная роскошь, — сказал Ральф Рид собравшимся в Бостоне, штат Массачусетс, — левые хотят, чтобы мы с вами были разделены. Ничто их так не пугает, как христиане, разрушающие барьеры деноминации"» (36).
В книге «Политически неправильный» Ральф Рид заявляет: «Будущее американской политики заключается в возрастающей силе протестантов и их римско-католических союзников. Если эти две основные группы избирателей — протестанты, представляющие собой голоса на юге, и католики, оказывающие влияние на севере, смогут договориться в спорных вопросах и поддержать придерживающихся того же мнения кандидатов, они предопределят исход почти любых выборов в стране… Не обремененные более прошлым римские католики, протестанты, греческие православные и многие другие религиозные консерваторы из основных деноминаций изобретают новый союз, который обещает быть самым могущественным и самым важным в современную политическую эпоху» (37).

6. Секулярная или духовная власть?

Тот факт, что Америка морально опустилась, толкает церкви к объединению. Если бы только они могли выступить единым фронтом, все изменилось бы. Разве это не способ быть солью в мире и светом для него? Даже движение мужчин под названием «Верные обещанию», основанное Биллом Мак Картни, с их желанием сделать мужчин верными обещаниям, данным их женам и семье, делает акцент на объединении деноминаций. Как заявил Л. Дин Аллен II, «конференция „Верных обещанию", состоявшаяся в 1996 году, под названием „Разрушим стены" ставила цель высказаться за удаление расовых, церковных и других барьеров между христианами» (38). Посвящение истине гораздо важнее любого другого посвящения. Разрушение стены разделения между церковью и государством или между церквами не является целью «Духа истины» (Ин. 15:26). Любой союз, не основанный на истине, вызывает подозрение, потому что весь мир объединится в ложном поклонении в последнее время (см. Откр. 13:3, 9, 12-17).
В книге «Власть религии: предательство протестантской церкви?» сильной критике подвергаются протестанты, которые взялись за решение политических вопросов и совсем забыли евангельские. В книге Чарльз Колсон говорит: «Энтузиазм, растрачиваемый ныне впустую на политическое разрешение моральных проблем нашей культуры, исходит из искаженного представления о политике и христианстве — слишком низкого представления о власти суверенного Бога и слишком высокого представления о способностях человека» (39). Христианская коалиция стремится быть полновластной и мало думает о Том, Кто воистину таков.

Оправдывает ли цель средства? Обратите внимание на то, как восприняли протестанты фильм «Последнее искушение Христа», вышедший в 1988 году. «В любовной истории „Последнего искушения" много иронии, — замечает Кеннет Майерс в „Пауа Релиджен", — что делает эту историю микрокосмическим примером великого искушения, перед которым оказались американские протестанты. Говоря проще, суть этого искушения заключается в том, чтобы настолько увлечься властью в служении святости и истины, что святость и истина тускнеют. Когда христиане все больше под-даются искушению, все очевиднее становится другая проблема: теология, познание Бога, основанное на Библии, Его Слово, Его воля постепенно заменяются идеологией, системой утверждений, теориями и целями, которые составляют социополитическую программу» (40).
«Хотя можно с уважением относиться к намерениям людей, их проталкивающих, — говорит Майерс, — использование бойкотов во имя Христа всегда отвлекает от пророческого, авторитетного провозглашения истины и неприятия заблуждения, что является основным долгом Церкви Иисуса Христа… Если тактика союза церквей доминирует над христианской деятельностью, сталкиваясь с постхристианской культурой, в общественном сознании осядет скорее протест и политиканство, чем воззвание церкви… Бойкот Е. Т. пытался подать в суд на кинокомпанию через присяжных, состоявших из разгневанных потребителей. Это прекрасный способ отвлечь внимание администраторов Нью-Йорка и Голливуда от суда, который сделает бессмысленными все показания за и против» (41).
В настоящее время мы видим новый поворот в церковных отношениях. Больше нет борьбы за истину. Борьба идет только против тех, у кого нет истины. «К доктринальным отличиям отношение безразличное», — комментирует Майерс, ибо «человек большей частью доверяется евангелическому руководству, если он сторонник социального, культурного и политического консерватизма, независимо от того, как он может определить слово „оправдание", хотя, согласно Мартину Лютеру, „от этого зависит, стоит церковь или падает"» (42).

Посмотрим в лицо фактам. Христианская коалиция оправданно потрясена нравственным беспорядком в стране, но смотрит сквозь пальцы на доктринальный беспорядок в церкви. Члены Коалиции возмущаются против нравственного разложения, но ничуть не сожалеют о доктринах, оказавшихся на мусорной куче. Такое объединение ради поддержки морали является моральной катастрофой. Один из ведущих мыслителей наших дней Давид Ф. Уэллс пишет о том, что опасно навязывать законы во время падения морали. Он выводит следующее правило: «Когда принцип морали выходит из строя, нам, разумеется, не остается другого выхода, кроме закона». Затем он объясняет: «Теперь мы находимся в бурном месте слияния этих двух кружащихся вихревых потоков. С одной стороны, потеря морального видения угрожает уничтожить культуру по всему фронту; с другой — появляется спасительное средство — закон, чтобы сохранить общество, которое разрывается по швам. Эта борьба между распущенностью и законом при отсутствии восстановленной нравственной устойчивости может стать лишь более необузданной, более разочаровывающей, более дестабилизирующей культуру, более разрушительной и более опасной, и она ставит в тупик как искушения, так и возможности для христианской веры» (43).

Ирвин С. Дагэн предупреждает: «Евангелическая церковь должна держаться своих исторических приоритетов в богослужении, учении, пасторской заботе и евангелизации, а не воображать, что политические методы могут содействовать делу царства. Отказ от этих методов — вот что продвинет дело царства. Отказ от таких методов не уменьшит силу церкви делать добро в мире, а, наоборот, увеличит ее» (44).
Эдвард Г. Добсон, главный издатель журнала «Христианство сегодня» и пастор Церкви Голгофы в Гранд Рапиде, штат Мичиган, написал сильную статью под заглавием «Удалите политику из святилища». Почти каждую неделю он получает письма или отвечает на массу телефонных звонков, подстрекающих к участию его церкви в политическом деле ради общества. «Если я отклоняю их требование (что я и делаю), они часто огорчаются и хитрыми путями подвергают сомнению мои христианские убеждения. Я знаю, что почти каждый пастор регулярно испытывает то же самое давление». Он высказывает здравые суждения о том, что Христианской коалиции следует обратить внимание на следующее:

1. «Мы должны оберегать церковь от закулисной политики и политической деятельности». Одно дело, когда в политике участвуют отдельные личности, и совсем другое — когда в ней участвует организованная церковь.

2. «Мы против аборта, но какую альтернативу мы предлагаем? Какую любовь и заботу мы проявляем к матерям, которые идут в клиники на аборт, и к людям, в них работающим?»

3. «В конечном счете, Великое общество и Договор с Америкой не состоится. Единственный выход — это Евангелие Христа, которое полностью изменяет людей. Некоторые христиане утратили эту перспективу» (45). Ныне мы являемся свидетелями объединения церкви и объединения церквей с государством, но подобное объединение стремится лишь компенсировать в церквах нехватку единения с Христом. Светская власть никогда не могла заменить духовную силу. В какой степени христиане домогаются первой, в такой же степени они лишаются последней.

7. Надвигающийся конфликт

В «Великой борьбе» приводится следующий комментарий: «Отбросьте ограничения Закона Божьего и вы увидите, что человеческие законы так же очень скоро перестанут соблюдаться» (46). Когда дело касается морали, между Божественным и светским существуют необходимые взаимоотношения. Например, «если бы все соблюдали субботу, тогда мысли и чувства людей были бы обращены к их Творцу как объекту всеобщего поклонения и благоговения, и тогда не существовало бы ни одного идолопоклонника, атеиста и безбожника» (47). Отделение церкви от государства не означает отделение морали от светскости. Нравственные законы общества отражают определенные нравственные ценности. Проблема заключается не в этом. Опасны моралисты, пытающиеся навязать с помощью закона свои нравственные требования для различных меньшинств населения. В этом заключается опасность программы Христианской коалиции, и также теологии доминиона (см. следующую главу). В 17-й главе мы увидим, как другие христиане, и даже протестанты, навязывали при помощи закона свое представление о морали остальным и как за этим последовали религиозный фанатизм и преследование. Но такие преследования происходили даже в язычестве, что явствует из книг Платона «Республика» и «Законы».

Клиффорд Гольдштейн говорит: «Фактически Платон даже настаивал на смертном приговоре для тех, кто поклонялся иначе, чем того требовала государственная религия, потому что, как он пишет в „Законах", те, кто поклоняется таким образом, „безгранично отягощают свой грех, на основании чего делают себя и более достойных людей, которые потворствуют им, виновными перед богами, так что все государство в некоторой степени пожинает последствия их нечестия — и заслуживает, чтобы пожать их"» (48). В 1990-е годы на мир обрушились беспрецедентные природные катаклизмы, включая землетрясения, наводнения, смерчи, ураганы. Каждый год происходит 6 000 больших землетрясений, а в 1993 году было зафиксировано 1 297 смерчей. Христианская коалиция и Новое Право считают эти природные действия Божьими судами за нравственное разложение людей. И это воодушевляет их оказывать давление на власть предержащих, чтобы побудить их внедрить свою религиозную программу. Но «Великая борьба» открывает действительную цель катаклизмов. Сатана «принесет болезни и бедствия, и многолюдные города превратятся в опустевшие груды развалин. Он и теперь уже занят этой работой. Несчастные случаи, бедствия на воде и на суше, страшные опустошительные пожары, свирепые ураганы, ужасные бури с градом и шквальным ветром, наводнения, циклоны, землетрясения и гигантские волны „цунами" — в разных местах и формах он проявляет свою силу. Он уничтожает урожай, голод и бедствия следуют за ним. Он заражает воздух смертоносной заразой, и тысячи человек погибают от эпидемий. Подобные губительные бедствия будут становиться все более частыми и разрушительными» (49).
Когда мы видим, что Христианская коалиция стремится силой навязать свою социальную революцию, мы вспоминаем, что «протестантские церкви будут искать помощи у гражданской власти для навязывания своих догм» (50). Затем, выполняя часть своей нравственной программы, христиане, как ни парадоксально, пойдут на то, чтобы отвергнуть нравственный закон (четвертую заповедь, Исх. 20:18-11), навязывая человеческую подделку — закон о воскресном дне (см. Откр. 13:12-15). Но такой закон является грубым нарушением — отступлением от Божьего нравственного Закона! Какое право имеют люди искажать Божий нравственный Закон в своем стремлении узаконить «христианскую» мораль? Итак, церковь будет использовать государство, чтобы навязать мораль и отменить тот самый субботний закон, который, будучи исполняем от начала, обезопасил бы мир от безнравственности. Какой парадокс! «Даже в свободной Америке правители и законодатели, чтобы снискать расположение общества, пойдут на уступки народу и установят обязательное соблюдение воскресного дня. Свобода совести, завоеванная кровью стольких людей, будет попрана» (51). И это происходит там, где главенствует принцип отделения церкви от государства.
«Именно эти люди утверждают, что причина столь быстрого распространения испорченности как раз и заключается в том, что так называемая христианская суббота осквернена, и обязательное соблюдение воскресного дня могло бы во многом улучшить моральный климат в обществе» (52).
В это время «соблюдающие библейскую субботу будут объявлены врагами закона и порядка, разрушителями общественной морали, несущими анархию и разложение. На них будут смотреть как на главную причину судов Божьих на земле» (53). Такова стратегия врага.
(1) Isaac Kramnic and R. Laurence Moore. The Godless Constitution: The Case Against Religious Correctness, New York: W. W. Norton, 1996.
(2) Isaac Kramnic and R. Laurence Moore. "Our Godless Constitution" / Liberty, May/June 1996, pp. 13, 14.
(3) Isaac Kramnic and R. Laurence Moore. "Yes! A Godless Constitution" / Liberty, November/December, 1996, p. 12. Эта статья была ответом на статью Даниеля Л. Дрейсбэча «Безбожная конституция» в том же выпуске журнала «Либерти», с. 10-13.
(4) Robert Boston. The Most Dangerous Man in America? Pat Robertson and the Rise of the Christian Coalition in America, Amberst, N. Y. : Prometheus Books, 1996, p. 69.
(5) Rob Boston. "Ralph Reed’s a War on Poverty: Hope or Hype?" / Church and State, March 1997, p. 6.
(6) Pat Robertson цит. : Clifford Goldstein. "Him Whose Name is Above All Names" / Liberty, May/June 1996, p. 30.
(7) Robert Boston. The Most Dangerous Man in America? p. 76.
(8) Randall Terry цит. в: Clifford Goldstein. One nation Under God? Bible Prophecy — When the American Experiment Fails, Boise, Idaho: Pacific Press, 1996, p. 37.
(9) Sandy Alexander. "The Re-Packeged Bigotry of the Christian Coalition" / NOW, August, 1995.
(10) "Church and State Stand Best Apart" / American Business Review, May 21, 1997.
(11) "Robert H. Meneilly. "New Right Wrongs" / Liberty, March/April 1994, p. 16.
(12) Clifford Goldstein. One Nation Under God, p. 69.
(13) Liberty, November/December 1992, p. 5.
(14) Derek H. Davis. "What Jefferson’s Metaphor Really Mean" / Liberty, January/February 1997, p. 17.
(15) David Barton. The Myth of Separation: What Is The Correct Relationship Between Church and State? Aledo, Tex. : Wallbuilder Press, 1992, p. 45.
(16) William H. Rehnquist в: Wallace v. Jaffree, p. 2517.
(17) Robert Ailey. "Mr. Rehnquist’s Misplaced Metaphor" / Liberty, January/February 1997, pp. 19, 20.
(18) Haig Bosmajian. "Aphoristic History: Is a Page of History Worth a Volume of Logic?" / Liberty, November/December 1997, pp. 20-24.
(19) Pat Robertson. The New Worl Order, Dallas: Word, 1991, pp. 258, 261.
(20) Sam Munger. "Martyrs Before Congress" / The Nation, June 23, 1997, p. 5.
(21) Jeff Taylor. "Hollow Cries" / Liberty, January/February 1998, pp. 27-29.
(22) Clifford Goldstein. One Nation Under God, p. 37.
(23) В журнале «Церковь и государство» был опубликован список всех членов Палаты и то, как они голосовали, апрель 1997, с. 12, 13.
(24) Josef L. Conn. "50 Years of Freedom" / Church and State, December 1997,
pp. 12, 13.
(25) Faye Bowers. "Christian Coalition Tempers Its Wish List for Congress in "97" / The Christian Science Monitor, Jan. 31, 1997, p. 4.
(26) Rob Boston. "Ralf Reed’s War on Poverty, Hope or Hype?" / Church and State, March 1997, p. 4.
(27) Rob Boston. "Religious Schools, Tax Dollars, and Supreme Court" / Church and State, April 1997, pp. 10-12.
(28) Joseph L. Coon. "Armed and Dangerous?" / Church and State, March 1997, p. 9.
(29) Там же.
(30) Joseph L. Conn "Tear Down the Wall" / Church and State, May 1997, pp. 9-12.
(31) Rob Boston and Joseph Coon. "Boss Pat" / Church and State, October 1997, pp. 4-9.
(32) Там же.
(33) Robert H. Meneilly. "New Right Wrongs" / Liberty, Mach-April 1994, p. 14.
(34) "Prayer, by Government Order" / New York Times, May 17, 1995, p. Al 8.
(35) Martin Finucane. "Coalition Seeking Catholic Support" / Bowling Green, Kentucky, Daily News, Dec. 10, 1995.
(36) Там же.
(37) Ralph Reed. Mainstream Values Are No Longer Politically Incorrect: The Emerging Faith Factor in American Politics, Dallas: Word, 1994, p. 16.
(38) L. Dean Allen II. "Breaking Down the Wall?" / Church and State, January 1997, p. 13.
(39) Michael Scott Horton, ed. Power Religion: The Selling Out of the Evangelical Church? Chicago: Moody, 1992, p. 32.
(40) Там же, с. 39.
(41) Там же, с. 46, 47.
(42) Там же, с. 48, 49.
(43) David F. Wells. "Our Dying Culture" / James Montgomery Boice and Benjamin E. Sase, eds., Here we stand: A Call From Confessing Evangelicals, Grand Rapids: Baker, 1996, p. 40.
(44) Ervin S. Duggan. "The Living Church" / Here We Stand, p. 55.
(45) Edward G. Dobson. "Taking Politics Out of the Sanctuary" / Christianity Today, May 20, 1996.
(46) E. Уайт. Великая борьба, с. 585.
(47) Там же, с. 438.
(48) Clifford Goldstein. "Shipwrecked?" / Liberty, September/Octoberl997, p. 14.
(49) E. Уайт. Великая борьба, с. 589, 590.
(50) Е. Уайт. События последнего времени, с. 228.
(51) Е. Уайт. Великая борьба, с. 592.
(52) Там же, с. 587 (курсив добавлен).
(53) Там же, с. 592.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить



Anti-spam: complete the taskJoomla CAPTCHA
Христос грядет Норман Галли